Навигация Форума
Вы должны войти, чтобы создавать сообщения и темы.

55. Очень милая девочка Алина

Предыдущая часть

Лидия Ивановна была красива всегда! Никогда она не видела в зеркале гадкого утёнка, только прекрасное лицо, пышные волосы, безукоризненную фигуру. Но наиболее красива она была в ярости! Даже сейчас, когда возраст менял её лицо, это качество её не покинуло – проходя мимо зеркала, она чуть заметно усмехнулась – королева, никуда не деться…

Она прикинула, через сколько можно ожидать сына и Алину, позвала Светлану – свою помощницу по хозяйству, дала ей указания, а потом вышла в сад и машинально шагнула на дорожку.

-Вообще-то даже хорошо, что они едут! – думала она. – В свете последних новостей, мне есть о чём подумать, есть за чем, а точнее за кем понаблюдать!

Лидия усмехнулась:

-Анастасию я никогда не любила, возможно из-за того, что она была просто вызывающе красива и юна! – теперь-то можно в этом признаться хотя бы самой себе. – Но, надо отдать ей должное, хоть я и сомневалась, она всех детей родила от моего сына, да и вообще, не думаю, что ей было просто… характер у него непростой, он требовательный, мнительный, пусть здоров, как бык, ну, и слишком уж заинтересованный в других женщинах. Нет, я понимаю, он — мужчина, всякое бывает, но его увлечений было чересчур много! – когда сын с первой невесткой уже развелись, Анастасия каким-то удивительным образом перестала раздражать Лидию Ивановну. Пожалуй, Лидия ей даже сочувствовала немного.

Зато, отношение к Алине кардинально менялось. Да, Лидия знала её с детства, отец Алины — Колин партнёр Михаил. Одно время они оба работали под началом Василия – мужа Лидии Ивановны, так что она достаточно часто видела и Мишу, и его дочку, которую Миша обожал и везде, где можно с собой возил.

-Была забавная девочка, которая смахивала на страусёнка и кажется состояла из глазищ, пуха и длиннющих ног. Потом пушистые волосы превратились в ухоженные локоны, глаза ещё увеличились, а ноги… ну, полагаю, ноги тоже не уменьшились. Так вот и стала Алиночка красавицей-девицей, а её папенька – законченным невротиком с навязчивой идеей о том, что его Алиночка непременно свяжется с мошенником.

Лидия посмеивалась над Михаилом и его забавными способами уберечь дочку от неблагонамеренного общества, от охотников за деньгами и прочего нежелательного присутствия – девушке нельзя было посещать вечеринки, ходить в рестораны и кафе, возвращаться домой она должна была не позже десяти, её везде сопровождал водитель, он же охранник. Правда, потом выяснилось, что это ничуть не помешало Алине влюбиться и едва-едва не выскочить замуж в восемнадцать лет за какого-то весьма носатого типа…

-Почему! Ну, почему ты выбрала парня из Азербайджана? – вопил несчастный папенька, столкнувшийся с женихом, который нес ему в подарок дорогущий французский коньяк и с широченной улыбкой оповестил будущего тестя, что:

-Моя мама всё-таки согласилась поучить Алину готовить, так что теперь всё будет в порядке!

-Нет, вы послушайте только! Его мама согласилась… снизошла до моей дочери! Алина! Ты хоть понимаешь, что это другая культура, всё другое! Я уже не говорю, что тебе только восемнадцать! Никаких браков! Я запрещаю!

Папочка мог хоть обзапрещаться, а Алинина мама – обрыдаться, но девушка шла напролом. Спасла их тогда несостоявшая свекровь. Мама жениха приехала, хмуро осмотрела восторженную дурашку и строго заявила, что теперь она будет руководить её жизнью!

-А как ты думала? У нас невестка полностью подчиняется свекрови, и, хотя, ты мне не нравишься – у меня на примете была невеста гораздо лучше тебя, я научу тебя готовить то, что любит мой сын!

На возвращение Алины в лоно семьи хватило пары часов обучения кулинарии с этой милой женщиной.

Дальше Алина влюбилась в горбоносого француза, который преподавал язык в университете, потом – в грузинского князя.

-Француз был похож на голодного стервятника, но хоть не утверждал, что он князь, барон или граф! Алина! В Грузии все или князья, или их сватья! Вот сколько грузин не возьми, непременно в родне кто-то этакий имеется! Какой из него муж, если он круглосуточно в тотализатор спортивный играет? — cтенал несчастный папенька. – Всё! ВСЁ! Надоело! Никаких свиданок и гулянок! Чиииигооо? Взрослая и имеешь право? Имей, только за свои деньги! Я блокирую карточки, а наследство оставлю двоюродным племянникам в Устюжне! Поняла?

Алина, как девочка умная, выводы сделала и притихла, а потом, как гром средь ясного неба –заехала она в офис к папеньке и наткнулась на Николая, который её давно не видел, а узрел и впал в восторженно-восхищенное состояние, которое девица, разумеется, заметила, а затем вдруг согласилась пойти с ним в ресторан.

Михаил привычно схватился одной рукой за сердце, другой – за бадейку с корвалолом, а потом призадумался.

-А что? Коля очень приличный, надёжный человек! Женат? Ну, так что? Разведётся! Возраст? Так и что? Он здоровее Алининого охранника, хоть и страсть как боится повышенного давления, которого у него и в помине нет! Ходок? Да от Алины живым не уйдёт! Опять же фирма становится семейной… Неее, это первый разумный дочкин выбор — надо брать!

Он с показной суровостью поговорил с ошалевшим от внезапной влюблённости партнёром, выяснил, что тот готов на развод, да вообще на всё готов ради Алиночки, которая ко всему прочему, ещё и ждёт ребенка.

Папенька привычно обпился живительным корвалолом, заел его горстью успокоительных, убрал подальше колюще-режущие предметы, так сказать во избежание… А подумав, решил, что всё к лучшему – внук у него будет от здорового и весьма видного зятя, а не от французского грифа, азербайджанского маменькиного сынка, или грузинского азартного псевдокнязя.

-Как представлю, так вздрогну – сидит внучок и юлу рулеткой раскручивает! – выдохнул несчастный папаша и отправился утешать жену известием о том, что они теперь в безопасности от присутствия всяких нежелательных личностей в семье.

Смущало одно – пока Колька разводился, понятное дело, пожениться с Алиной они не могли, но вот он развёлся, и что? Почему тянет со свадьбой?

Сначала он спросил у дочки, но та чмокнула папеньку в лоб и сказала, что она – девушка прогрессивная и особо никуда не торопится. Михаил задал вопрос партнёру, решив, что это он что-то крутит:

-Миш, да я хоть завтра готов жениться, хоть сегодня, но Алиночка плачет – говорит, что хочет красивую свадьбу, ну там со всякими женскими штучками – платьем, фатой и прочим…

Михаилу только и оставалось – руками разводить.

С Лидией Ивановной они на днях столкнулись случайно, и он, решив, что будущим родственникам можно и пожаловаться от души, выложил все свои огорчения.

-Ну, не можешь ты сейчас платье с этим, с как его… с корсетом нацепить, так и ладно! Распишись хотя бы, чтобы ребёнок в браке родился, а потом носи свои корсеты хоть круглосуточно!

Лидия Ивановна отлично знала женскую натуру – не зря же в театре работала.

-Ну, вот предположим… Есть глубоко беременная девушка… хм… и что у нас за традиция девушкой называть всех подряд, кто ещё не на пенсии, ну, ладно, это лирика, вернёмся к реальности. Итак, есть молодая женщина, которой скоро рожать, беременная от любимого мужчины. По крайней мере, она так утверждает, что мужчина любимый, но так как он по совместительству ещё и мой сын, то у меня насущный вопрос – всё ли так, как она утверждает? Да, сейчас считается не так уж и важно сыграть свадьбу до рождения ребенка, да многие и после рождения не расписываются, но Алиночка-то рыдала тут, что она Николая любит-любит, жить без него не может, замуж хочет-хочет! Он был тогда ещё женат. Ладно, развёлся, а она что? Уже перехотела? И вопрос, который девочки задали, тоже насущный – Алинин сын им братом будет или нет?

Что-то не сходилось, плыло, словно плохо построенный домишко, подхваченный наводнением…

-Ну, ладно! Приедут – понаблюдаю! – решила Лидия.

 

Продолжение