Навигация Форума
Вы должны войти, чтобы создавать сообщения и темы.

56. Зеркальное отражение

Предыдущая часть

Первым что она «нанаблюдала» были туфли, произведшие такое неизгладимое впечатление на близняшек.

-Алина, милая, да ты ни себя не бережешь, ни малыша! – Лидия хмуро глянула на ноги будущей невестки. – Кто же ходит в туфлях с такими каблуками на девятом месяце?

-Я! Я хожу! Вы же мне сами в детстве говорили, что красота превыше всего! – Алина с трудом удержалась от того, чтобы не сказать больше. Ишь, как сверкает глазами эта самая актриска! Да, она, Алина и сама так умеет! Правда, понимание того, что сейчас слишком рано что-то высказывать, её останавливало от активных действий. Да, рано! Надо ещё немного подождать и у неё всё получится. А туфли… Туфли ей просто нравятся. Чего ради она будет ковылять без каблуков, как все остальные беременные клуши? Она — лучше всех! И выглядеть должна безупречно.

-Мамуля, мы пока у тебя побудем! – сообщил Лидии Николай, старательно делая вид, что всё отлично, что он понятия не имеет о строжайшем правиле – предупреждать о приезде, и выезжать только после получения разрешения матери. – Я пойду отдохну, полежу, а то приехали Татьяна и Аня, привезли детей, сказали, что жить теперь у нас будут! Нет, ты представляешь? У нас! Начали оскорблять Алиночку… Ну, не при ней же отношения выяснять, а тут ещё давление скакануло!

-Я пришлю тебе Свету с тонометром, — сухо сказала мать, махнув рукой в сторону гостевых комнат. – Иди отдыхай.

Краем глаза она узрела выражение крайнего презрения на хорошеньком личике невесты сына и прищурилась.

-Не похоже как-то на заботу и влюблённость… – а вслух сказала:

-Милая, ты, может, тоже отдохнёшь с дороги? Можно занять угловую, пусть Николай поспит, раз у него давление, да и ты отдохнёшь.

Вспомнить бы Алине, что Лидия ненавидела, когда к ней приезжают без предупреждения, подумать бы, а с чего, собственно это «милая»? С того, что Алина ждёт ребенка? Ну, так и что? Подумаешь, невидаль — у Лидии уже трое внучек и двое правнуков.

Алина была так поглощена своими мыслями, что и не подумала о Лидии, пренебрежительно кивнула и фыркнула, сморщив нос, отомстила за замечание про туфли и отправилась в угловую комнату.

Лидия дождалась помощницу по хозяйству, ожидаемо сообщившую, что давление у Николая в норме, и проследовала в палисадник, куда и выходило одно из окон угловой комнаты.

-Так просто, что даже неинтересно! – хмыкнула Лидия, с комфортом устроившись на садовых качелях, которые не были видны из окон, зато до них превосходно доносились все звуки из комнаты, в которой расположилась невестка. – Красивая девочка, но глупенькая!

Алина, усевшись на диванчик рядом с открытым окном, ворковала с каким-то типом.

-Милый, да он старик. Старикашечка! Ему уже пятьдесят, так что не переживай, у нас чисто платонические отношения, а в тот раз я его просто напоила. Ну, ты представь, что было бы, если бы мой папа узнал про беременность! А так – никаких проблем, все только за. Нуууу, я тяну как могу! Ты когда приедешь? Хорошо бы поскорее, а то… ну, если сын будет похож на тебя, Ника удар хватит, он и так всё про давление стонет. Мне? Да мне вааще пофиг, но он папин партнёр, если что, бизнесу это повредит, — Алина, несмотря на кажущуюся свою простоту, отлично знала с какой стороны у бутерброда намазано масло! – А ещё у него мерзкие дочки и мамаша, мне сегодня целый день хамили не переставая, так что поторопись, я долго в этом гадюшнике без тебя не смогу!

Лидия хладнокровно пошевелила пальцами правой руки, любуясь своими кольцами, пожалела о том, что, не имея привычки его с собой везде носить, не взяла с собой смартфон.

-Надо было бы записать разговорчик и дать послушать Коленьке! – вздохнула она. – Ну, что же, ситуация ясна как день – милый друг свинтил по каким-то делам или они рассорились и расстались, Алина выяснила, что беременна, и не будучи уверенной в том мужчине, подобрала моего бoлвана, развела его с женой, а потом активизировался настоящий папаша долгожданного Колиного «сынка». Алиночка – девочка предусмотрительная! Чтобы её отец не истерил и деньгами её снабжать не передумал, она придерживает на коротком поводке Коленьку, дожидаясь приезда того типа. Понятно теперь, почему она не торопится выходить замуж – он ей просто не нужен!

Визг и грохот, раздавшиеся из комнаты Алины, заставили Лидию поднять голову.

-Помогите! Я упалаааа! – завизжала Алина.

-Ещё бы не рухнуть с такими-то каблуками! – ворчал через полчаса врач скорой, осматривая Алину. – Девушка, ну, вы думали-то чем? Разве же можно с таким животом и на ходулях? Нога за ногу зацепится и всё!

-Что вввсеёёё? – перепугалась Алина. – Ой, что ж так болит-то?

-Что-то… в роддом вам пора. Срочно!

Вспугнутой заполошной птицей метался Николай. Почему-то, когда рoжала Анастасия он ничего не боялся, но тут-то сын! Его драгоценный сын!

Лидия хотела было ему сказать, но отступилась.

-Зачем? Сейчас точно не поверит! А после рoдов, глядишь, и говорить ничего не надо будет. Вот интересно, что же там за папенька такой, а? – она хладнокровно уселась за низкий журнальный столик и принялась раскладывать пасьянс.

-Мама! Как ты можешь? Как? Тут такой момент! Алиночка там рoжaет, а ты?

-А я что? Вместо неё я не могу это сделать, и ты, кстати, тоже! – усмехнулась Лидия.

-Ты… ты совершенно бесчувственная! – выкрикнул её в лицо Николай. – Я с давлением… я еду за ней!

-Да нет у тебя никакого давления! Ты абсолютно здоров, — пожала плечами его мать, — Но, если очень хочется, езжай, конечно! – и добавила, когда сын уже умчался к машине: — Сам всё сразу и увидишь. А если не заметишь, я тебя заставлю анализ ДНК сделать. – Я бесчувственна… Я вовсе не такая. Я просто… просто одинокая! – теперь-то можно в этом признаться хотя бы самой себе.

К счастью, пробок на дорогах, ведущих в Москву не было, скорая быстро довезла Алину до платного роддома, с которым был подписан договор. Николай метался около рoдзала, пока дверь не отворилась и не вышла врач, окинувшая его странноватым взглядом.

-Эээээ, это вы папаша?

-Да! Как там мой сын? Как Алина?

-Они в порядке, — успокаивающе покивала врач.

-А можно мне сына увидеть?

-Ээээ, ну, да. Конечно! Сейчас я вам его вынесу, — ещё один странный взгляд Николая несколько встревожил.

Через пару минут врач вышла со свёрточком, в котором был его драгоценный и долгожданный сын!

Он потянулся к свёртку и узрел нос. Нет, не носик-пимпочку, не точёный нос, а НОС! Черные как смоль волосы новорожденного, чёрные глазёнки в совокупности с носом и смугловатой кожей, совершенно однозначно возвещали – тут что-то очень-очень сильно не так!

-Ээээ? Вы не перепутали? Может, вы мне другого ребёнка вынесли? – наконец-то произнёс Николай.

-Я? Да как бы я могла перепутать, если ваша жена у нас сегодня одна рожала? У нас же не государственный роддом.

-Коля! Как она? — по коридору раздался топот – мчались Михаил с женой. – Как Алиночка?

-Родила… – обреченно сказал Николай. – Вот! – он кивнул на врача со свёрточком, мимо которого только что пронеслись родители Алины.

-Где? Где наш красааавеееец? — последние звуки вышли каким-то потрясенно-ошалевшими, словно в полёте съёжились, возжаждали поскорее вернуться обратно и больше не показываться. Молчание – оно вообще-то золото!

-Этот? – Михаил опасливо воззрился на малыша. – Коль, наверное, у тебя в роду кто-то был…

-У меня? – Николай схватился за голову. – У меня был? Это ты у своей дочери спроси, кто у неё был!

Михаил синхронно схватился за сердце, понимая, что упёртая дочка всё-таки выбрала мужчину ровно по своему вкусу и обвела их всех вокруг пальца.

-Пап, да что ты паришься? Да, он из Баку, сам живёт в Турции, у него там отличный бизнес, он состоятельный. Через два дня он приедет! — Алина лениво отмахивалась от упрёков, ничуть не ощущая себя виноватой. – Ну, да, поссорились мы, а потом помирились, но ему сначала отец не разрешал на мне жениться, а теперь разрешил. А что? Неужели же ты мог подумать, что мне зачем-то может быть нужен этот твой Николай? Да я его выбрала только потому, что Агахан ревнивый, а Николай уже старый, так что он поверит, что у нас почти ничего не было! Зато, у Агахана теперь есть сын, похожий на него, как две капли воды!

Николай, который жаждал получить какие-то объяснения и отправился за партнёром в палату Алины без спроса, получил даже больше – он, оскорблённый до глубины души, буквально вылетел из роддома и поехал домой, даже ни разу не вспомнив, что там его ждут.

Доехал и некоторое время сидел в машине, а потом набрал мать.

-Мам, ты представляешь? Она… она… родила…

-Ни мышонка, ни лягушку, а мальчика, не имеющего к тебе никакого отношения? – холодно уточнила Лидия. – Я знаю. Догадалась! Ты бы и сам мог догадаться, если бы не так носился со своей уверенностью в том, что ты неотразим!

Казалось бы, дальше некуда, но когда он добрался до квартиры и открыл дверь, раздался знакомый и очень язвительный голос:

-Ой, папочка, привет, ты решил у бабушки не ночевать?! А где же твоя Алиночка? – Татьяна выглянула из комнаты, сонно потирая глаза. Внезапно разбуженная, без макияжа и укладки, она всё равно выглядела дивной красавицей – вся в отца. – Чё? Поругались?

Николай открыл было рот, чтобы рассказать, пожаловаться, мечтая хоть где-то найти поддержку и сочувствие, а потом обреченно махнул рукой – он как в зеркало смотрел на дочь и видел самого себя…

Николаю было плохо. Нет, не просто плохо, а чрезвычайно плохо. И что самое обидное – до этого никому не было никакого дела!

 

Продолжение