Навигация Форума
Вы должны войти, чтобы создавать сообщения и темы.

Глава 61. Самая правильная весна

Предыдущая часть

Весна – странное явление, как её не ждёшь, она почему-то постоянно приходит внезапно. Только недавно маленькие клейкие листики ещё ёжились в своих оболочках и нипочём не желали выходить на белый свет, под деревьями скучала одинокая мать-и-мачеха, а небо в брезгливой гримасе было подозрительно наморщено облаками.

А потом вдруг случается какое-то сказочное преображение, тучи проливаются холодным сильным дождём, выстукивая некий таинственный код по голым веткам деревьев и земле, и вдруг наступает весна!

– Вот вчера ещё пакость какая-то пыльная была, а сегодня уже листья совсем открылись! – удивлялась Алёна, выводя Урса и Аечку на прогулку. С Бэком перед работой пробежался Павел, Теньку выведет бабушка, так что Алёне достаётся самое приятное – побегать с этой парочкой.

Алёна радостно оглядывалась на чудесные изменения, произошедшие за одну ночь, и вдруг поняла, что кое-что она пропустила! – Да ладно… Неужели?

Пробарабанивший ночью дождь, сообщил не только о том, что пора полностью открываться листве и появляться траве, он ещё намекнул Айке о том, что весна, это ещё и пора, когда все нормальные существа слабого пола, вполне могут обратить благосклонное внимание на достойного кандидата.

Она не отбегала подальше, не пыталась огрызаться, не фыркала презрительно, а наоборот! Явно показывала, что Урс в её глазах вдруг стал вполне привлекателен, да и вообще…

Урс настолько ошалел от радости, что был готов через голову кувыркаться, но, конечно, не мог себе позволить столь легкомысленного поведения, и просто счастливо улыбался и вилял хвостом так, что от него аж кусты клонились.

– Ну, вот и ты дождался, мой хороший. Ну, что ты тут застыл, беги к ней. Можно! – Алёна радостно улыбалась, глядя, как играют её собаки, и вдруг услышала:

– Алёна? Ты опять меня не узнаёшь?

Она недоуменно оглянулась на молодого мужчину, мимо которого только что прошла, засмотревшись на собак.

– Сергей? – она удивилась. Да, тот самый Сергей – любитель аналитических передач и собственного комфорта, стоит перед ней и оглядывает с неким изумлением.

– Что-то ты пропала тогда, и мы так и не прогулялись… – лучезарно улыбался ей красавец.

– Я не пропала, я нашлась, – рассмеялась Алёна.

– Ну, вот и замечательно! Ты так хорошо выглядишь, я тебя едва узнал! – Сергей и правда удивился. Когда в прошлый раз она его грубо отшила, он только презрительно фыркнул, о некоторых дурах, своё счастье не понимающих, и был уверен, что она в разлуке с ним станет серой и неинтересной, а вот гляди ж ты! Такая… Посвежевшая, словно у неё время в другую сторону идёт, и… радостная. Это всегда так привлекает! Хочется тоже стать таким. Порадоваться чему-то по-настоящему.

Сергею в последнее время стало казаться, что его радости становятся какими-то немного не такими. Маловато их, словно ему чего-то не додают! Ну, вот раньше хватало хорошего ужина в компании интересной девушки, ну, с продолжением, разумеется. Или бокала коньяка под подходящую музыку перед сном. Или поездки за город на пикник на новой машине.

Он умел и любил получать радости. Касаться кожаной мебели, вдыхать запах хороших сигар, смаковать новые блюда в каком-нибудь атмосферном ресторанчике, ездить по интересным местам, хорошо одеваться. Нет, скорее облекать тело в одежду. Вот как ему думалось!

Ему нравилось наблюдать за собой как бы со стороны, любоваться, немного иронизировать и восхищаться своим образом жизни.

А вот последнее время это как-то немного поблёкло, потускнело. Он увеличил усилия по получению удовольствий – чаще менял девушек, рестораны, выдумывал новые маршруты для поездок. То норвежские фьорды, то далёкая японская провинция с её с непривычным аскетическим колоритом, и всё ему казалось, что вот-вот вернётся то чувство полноты жизни! Но этого почему-то не происходило. Не радовала новая машина, немыслимо дорогой костюм от знаменитого дома моды, и коньяка приходилось выпивать уже не один бокал, а два-три. Просто, чтобы ощутить вкус. А радости в сухом остатке получалось всё меньше и меньше. Он как раз раздумывал об этом, как увидел Алёну. Она не обратила на него ни малейшего внимания, и это задело. В конце концов, он ей нравился, и сильно. Да и вообще, он красавец. Нет, честно! Он сначала даже несколько оскорбился, а потом вдруг понял, что ей наплевать и на него, и на всех красавцев мира, потому что у неё есть радость! Вот прямо крупными буквами написана на лице!

Собственно, поэтому он её и окликнул. Захотелось прикоснуться к этому, поучаствовать, а если получится, то и получить эту радость себе!

Он, ни капельки не напрягаясь, плёл какие-то комплименты, и начинал сердиться, потому что Алёна обращала на него примерно столько же внимания, как на… как на урну! Да, есть такой предмет в пространстве, вот и ладненько.

– Алёнушка, ты меня совсем не слушаешь? – заволновался он. – Я очень рад нашей встрече и приглашаю тебя на ужин!

– Нет, почему, слушаю, конечно. Спасибо, только я не могу принять твоё приглашение, – Алёна поглядывала на собак, которые бежали рядом, перелетая через кусты, радостно переглядываясь и даже взлаивая от избытка чувств.

– Тебе неудобно сегодня? Давай завтра. Когда тебе удобно?

– Сереж, мне с тобой встречаться больше никогда неудобно! Я замужем и у меня сын. Семья, понимаешь? Так что ты поищи себе на ужин кого-то другого. Извини, я занята! – Алёна не захотела отвлекать собак, но Урс даже в том блаженном состоянии, в котором он пребывал, хозяйку отслеживал и насторожился.

– Ты что? – встревожилась Айка.

– Этот… Тот который с Алёной говорит. Это лысый с ушами и в одежде!

– Чего? – удивилась Айка, глядя на человека обросшего густой шерстью на голове. Уши присутствовали, одежда тоже, но почему лысый-то?

– Ну, как Эммочка! Эмманюэль! – разъяснил Урс и порадовался, что Айка воспринимает всё так же, как и он. Красивая длинная серебристая морда сморщилась от явного омерзения.

– Фуууу, и он сам, и как его по охвостью похлопывают, а он ушами трясёт… – охарактеризовала она знакомого кобеля китайской хохлатой собаки.

– Именно. И это такой же! Любит себя и чтоб им все восхищались, баловали и радовали. И чтоб ему было очень-очень удобно! Мнит себя красавчиком, а на самом деле он пустой, как выеденный Максом орех! Я надеялся, что он больше к Алёне не подойдёт.

– Ну, пошли укусим и прогоним. В чём беда-то? Мы же теперь объяснить можем, почему и зачем! Тем более, что если он такой, как ты описываешь, его можно и не кусать – хватит ущипнуть!

– Точно хватит! А Рыжик переведёт, почему мы это сделали, чтобы Алёна не расстраивалась, – обрадовался Урс.

Они потрусили к хозяйке, на ходу обмениваясь мнениями, за какую именно часть организма лучше ущипнуть нахального типа. А тип, между тем, пребывал в крайнем изумлении.

– Ты? Ты замужем и сын? И сколько ему? – по представлениям Сергея, они расстались совсем недавно, когда она могла успеть?

– Cыну полгода. Ты извини, но мне пора.

– Погоди! А можно… Можно я тебе позвоню? – неизвестно зачем заторопился Сергей, словно от него улетало что-то важное, которое надо успеть поймать, удержать. Понять, в конце концов.

– Незачем. Совершенно незачем! – легко ответила Алёна.

– Но я хотел… Я, может, сам хотел… – сказал Сергей, внезапно сообразив, что если бы она тогда не отказалась с ним встречаться, и их отношения стали бы развиваться, то это мог бы быть его ребенок! Нет, он думал, конечно, о семье, но когда-то в необозримом будущем, он пока очень молод, не готов, и вообще, это всё так неудобно... не сейчас, не для него! – Почему ты тогда меня отшила? Я же сам собирался быть с тобой!

– Правда? – вежливо удивилась Алёна. – Не думаю… Когда хотят быть вместе, не выбирают только собственный комфорт, его делят с любимым человеком. И беды делят и проблемы. А ведь тебе не нужны чужие проблемы, правда, Серёженька? Тебе только удовольствия нужны. А они, когда потребляются в одиночестве и не делятся с близкими, усыхают и уменьшаются, не так радуют. Приятность вдвойне радостна, когда она делится с любимыми, а не в одну личность потребляется. Понимаешь? А когда мне очень нужна была твоя помощь, ты сам выбрал свой драгоценный комфорт и аналитическую передачу. Мне тогда помог совсем другой человек. Именно он и стал моим мужем. Каждый выбрал своё! Так что не надо мне звонить, наша история закончилась, не успев толком начаться!

Она шла по весенней аллее, решив, что уже пора возвращаться к семье, вокруг бегали радостные собаки, очень довольные тем, что щипать неприятного типа не надо, потому что как выразился Урс:

– Жалко портить такой день его ляжкой! Потом от запаха этого прррфума не отчихаешься!

Алёна и понятия не имела об их планах. Через несколько шагов она и вовсе выбросила из головы своего бывшего однокурсника, так и стоящего столбом посреди аллеи со странным ощущением полного провала на экзамене. Вроде как его спросили по теме, о которой он и понятия не имел... Что-то упустил в обучении, и это что-то такое... Невосполнимо важное!

– Знаешь, Урс, я очень рада, что вы с Аечкой наконец-то вместе. Вы-то точно не выберете тщательно оберегаемый комфорт в одиночестве. Вы выбираете друг друга, семью! – Алёна погладила обоих собак, и поспешила домой. – И это самое правильное!

 

Конец пятой книги.