Навигация Форума
Вы должны войти, чтобы создавать сообщения и темы.

Глава 62. Заразное счастье

Предыдущая часть

Иван закрыл глаза, немного подождал, а потом снова открыл. – Ээээ, привет! Ты мне что, не снишься?

– Неее, я тебе не снюсь! Тебе всякое разное нехорошее снилось, я с этим разобрался. А я… Я к тебе пришел! – Терри очень волновался. А ну как не понравится он человеку? Самому главному человеку в своей жизни!

– Я не очень понял… ты откуда взялся? Мне Света про тебя не говорила, – сообщил ему Иван, который еще не совсем понял, как надо общаться с незнакомым псом, заботливо склонившимся над его изголовьем. – Слушай, а как тебя Блэк не слопал? Может, я всё-таки ещё сплю?

– Никак не слопал. Он что, дурак? – Терри оглянулся на Блэка и повилял ему хвостом. – Он умный!

– А! Ты тут, старина! – Иван приподнялся на локте, и, пожав плечами, пожаловался: – Ничего я не понимаю! И чем дальше, тем всё страньше и страньше! Впору ожидать мимопробегающего белого кролика!

Терри тут же насторожился. Хозяину нужен белый кролик? Надо найти?

К счастью его размышления о том, что вместо кролика можно привести белую кошку Алю, были прерваны появлением Светы.

– Светочка, не подскажешь, а это кто? – для наглядности Иван кивнул на стул.

– Вань, познакомься – это Терри! Он – пёс из породы хранителей. У него… Ну, у него умер хозяин и ему было плохо. Он никого не выбрал себе в качестве хозяина, и его привезли Марине Сергеевне, зная, что Урс у них хорошо прижился.

– А! Так он Маринин? – Ваня про псов-хранителей уже всё знал и уставился на активно мотающего головой Терри. – Нет, ты не Маринин?

– Нет! – пёс с такой надеждой смотрел на Ивана, что тому стало даже как-то неловко.

– Так чей же ты? – Иван с изумлением увидел, как к его руке клонится узкая собачья мордочка, клонится и вкладывается прямо в ладонь.

– Я думаю, что он твой, Вань! – Света даже рассердилась на себя, потому что на глазах стало как-то слишком много влаги. – А всё Ленка! Вот свяжись только с такой сестрой! Не успеешь оглянуться, как у самой уже трое собак, кошка, муж и ребенок на подходе! – фыркнула она про себя. – Заразно это не иначе!

– Мой? А ты не ошибся, дружище? – Ваня покосился на Блэка, но его ревнивец-пёс широко улыбался и вилял хвостом.

– Нет, я не могу ошибаться! Я знаю, я чую! – Терри даже глаза закрыл, ожидая решения хозяина. А ну как скажет, что у него уже всего хватает, и ему больше никто не нужен. А так бывает! Люди отводят глаза и говорят:

– Прости, пёс, но я не могу… У меня… – и дальше идёт что-то очень важное человеческое – маленькая квартира, семья, маленький ребёнок, маленькая зарплата, невозможность обеспечить какие-то загадочные «идеальные условия», словно у уличного пса или кота есть широкий и обширный выбор… Нет, никто из тех, кто предложил человеку свою жизнь и получил отказ, не будет злиться, но чего лишается сам человек, про то ему не известно. Может быть чего-то такого, от чего становится не важной маленькая квартира, не становится препятствием семья, становится счастливее ребенок, и зарплаты хватает. А идеальные условия… Да и пёс с ними, правда?

– Я рад, что ты меня выбрал, правда, меня часто дома не бывает… Не пожалеешь? – услышал Терри, а в следующий миг он уже оказался на руках у Вани, облизал ему руки. припал к плечу, застеснялся, спрятал морду под мышкой у хозяина. Хозяина! Какое счастье даже думать о том, что у него снова есть такой человек!

– Он умеет отгонять плохие сны и караулил тебя, пока ты спал, – негромко сказала Света, и как ни странно это звучало, Иван сразу поверил.

– Спасибо тебе, Терри. Мне это было очень нужно! Эй, Блэк, иди сюда, медведь ты мой! – Иван сообразил, что чернышу может быть обидно, и постарался сразу показать, что в их отношениях ничего не изменилось.

Алёна, среди ночи вставшая к Степашке, сообразила, что сна у неё ни в одном глазу. Пошла попила воды, по известной ассоциации наведалась в туалет, погладила всё объявившееся в поисках ласки хвостатое общество. И тут сообразила, что после возвращения с вечерней прогулки не видела Терри.

– И куда это он подевался? Небось, опять сидит на лоджии? Вот бедняга! Пойду, поищу. Может, хоть поговорить с ним?

– А куда ты идёшь? – Рыжик надеялся, что Алёна не скоро отправится спать. Ну, в самом-то деле, чего спать ночью? Самое интересное время! – А чего делать будииишь туда, куда придёшь?

– Терри иду искать, – Алёна знала, что если не ответить, Рыжик не отстанет!

– А зачема? – наивная рыжая мордашка пошевелила усами.

– Ну, он расстроен, хотела с ним поговорить.

– Неее, он уже радый-радый! – снисходительно объяснил Рыжик. – Я сам не видал ещё, меня Урсик не пущает нипочёма!

– Куда не пускает? – Алёна повернулась к очень довольному Урсу. – Что случилось? Где Терри?

– Да не трещи ты! Нормально расскажи! – Урс прижал лапой холку Рыжика. – И не мельтеши!

– И лапы обо меня витер! – вздохнул Рыжик. – И чито такое! Ой, ну, ладно, ладно, токо не сердивесь! Алёна, а ты не волновайся, я сам волноваюсь и хуже говоряю!

– Рыжичек, милый, ты успокойся и скажи мне, чтобы я не волновалась! – Алёна подняла кота, усадила себе на колени и погладила.

– Вот так и гладий! Очень пириятно! – велел Рыжик. – Терри себе хозяина нашел!

– Где? – удивилась Алёна.

– Как где? Тута! То есть, здеся! Ой, Урс, ну, не тяни меня за хвостик! Я же говоряю! – заторопился Рыжик. – Терри унюхал, чито его хозяин – это Ваня. Ну, Блэков Ваня! – уточнил педантичный Рыжик.

– Ваня? – Алёна моментально сообразила, что это не просто удачно, это просто великолепно! – Хорошо-то как! А Ваня как это воспринял?

Урс негромко гавкнул что-то, а потом зафырчал, втолковывая Рыжику, что надо сказать Алёне.

– Урс говоряет, что хорошо воспиринял! Они обинималися все. Даже Блэк не сердился! И Терри уже это… работается! Он плохие сны у Вани покусякал и они улетели! А Света и того… Пилакала зачема-то!

Алёна встревожилась. Нет, Света, конечно, беременна, но совсем не склонна к излишним слезам. Только в самом начале было… А сейчас-то что её расстроило?

Света, которой тоже не спалось, вышла на лоджию, а увидев свет в гостиной сестры, пришла с новостями, изложила, правда, закончила довольно оригинально:

– А всё ты! Я вот плачу и плачу!

– Да чего ты плачешь-то?

– От хорошистости же! Ёлки, была нормальная современная, уверенная в себе девушка, связалась с тобой, и что?

– И что? – рассмеялась Алёна.

– Да и то! Внезапно стала владелицей кучи живности, замужней, беременной, короче, по нынешним понятиям – дура-дурой, но такая счастливая! – перечисляла Света претензии к сестре. – Я не знала, что счастьем можно заразиться.

– Нет, счастьем заразиться нельзя. Можно согреться рядом, а потом самому согреть кого-то, – уверенно ответил Урс. По-собачьи, конечно, но вполне понятно. Уж он-то это точно знал!

 

Конец седьмой книги.