Навигация Форума
Вы должны войти, чтобы создавать сообщения и темы.

Глава 32. Говорящий кот и его счастье

Предыдущая часть

– Иииииих! Аййййй! Мяяяяяяя! – визг трёх кошачьих малышей ввинчивался в уши и Мяун, забравшийся на самый высокий шкаф в надежде немного передохнуть, вдруг пожалел, что не умеет уши опускать.

– Закупорил бы ухи... То есть уши. И поспал бы себе! А то в ухах, то есть в ушах аж звенит! – ворчал Мяун. Ворчал, на самом деле, больше для порядка. Ему малыши нравились. И нравилось, как с ними возится Васька. И о своём котенке ему мечталось уже как-то более уверенно. – Если бы только как-то звук у них убавлять! Вот была бы кнопочка или рычажок, или чего-нибудь  этакое... Покрутил или нажал и они уже так не вопят! – вздохнул Мяун и зажмурился от грохота.

– Плюшка! – Аня правильно определила одну из виновниц падения пятиуровневого кошачьего домика. Вот уж кто наслаждался обществом малышей с полной отдачей! Дику они тоже нравились, но очень он опасался на кого-нибудь  наступить, поэтому теперь долго рассматривал, куда лапу поставить, а вот Плюшка не опасалась. Просто разгонялась и летела с кем-то из котят на спине, словно белая торпеда.

– Плюш, ты хоть стену не пробей! Вот соседи удивятся! – Аня подняла домик, и задвинула его поглубже между креслами. – А Мяуш-то прав! Наверное, пора уже их раздавать...

Желающие уже несколько раз приезжали на смотрины, и были готовы забирать малышей хоть сей же миг, но, Мяун авторитетно заявлял, что пока рановато.

– Вы же не хотите конфузов? – важно уточнял он. И хотя все были готовы на любые конфузы, кот был пока против. Причина сидела рядом. Васька никак не могла с малышами расстаться!

– Маленькие ещё, ну, давай подождём! – просила она.

– Вась, они же не говорящие котята. Им уже можно и к новым хозяевам. Тем более, к таким надёжным! – уговаривал Мяун. – Вот будет наш малыш, тогда будешь растить, как нам и положено!

Васька кивала, соглашалась, отлично помня, что котёнок от говорящих кота и кошки растёт на вид так же как и обычный, но взрослеет как человеческий малыш, разве что в первые месяцы жизни гораздо быстрее, и к полугоду развивается до уровня ребенка трёх-четырёх лет. Всё она понимала, но млела над малышами, вылизывая их и нещадно балуя. И когда Мяун, наконец-то уговорил её, что пора, была расстроенная и печальная.

– Вась, ну не расстраивайся. Сегодня мои приедут с Шушей. И родители Олега, и Илья с Сашкой. Посидят, малыши к ним привыкнут, и всё отлично получится, – уговаривала Василину Аня. Уговаривала, уговаривала, да и уговорила.

Первыми приехали родители Олега. Светлана Андреевна тут же заворковала над котиком, а он устремил на неё затуманенный взгляд, влез в ладони, потоптался там и улёгся.

– Один готов к переезду! – мурлыкнул Мяун.

– Светочка, а может ты детям отдашь, что мы им привезли, а мне пока можно кота подержать? – Игорь Васильевич кружил около супруги, ревниво поглядывая на малыша. Он сам выбрал им котика. А жена успела его перехватить! Вот женщина! И чего она лёгкой атлетикой не занялась? В беге с препятствиями чемпионы за ней только пыль глотали бы!

Мяун переглянулся с Васькой и она покивала головой. Да, тут она согласна полностью!

Следом за родителями Олега приехали Анины мама и отец. С переноской, в которой возлежала Шуша.

– Ну, ничего себе! – Аня едва узнала когда-то такую перепуганную и смущенную кошку. На неё смотрели спокойные, полные кроткого достоинства синие глазищи. Шуша вышла, подошла к ней, потёрлась о руку – поздоровалась. Потом отправилась к Мяуну и Ваське, но не дошла, потому что увидела котят. Две кошечки сидели в лежанке и с любопытством разглядывали гостей. Анины родители переглянулись.

– Кого выберет? – прошептала Елена Сергеевна. Шуша понюхала девчушек, полизала обеих и устроилась рядом, а когда раздался звонок домофона, испуганно подскочила, подхватив дымчатую кошечку. – Угадали! Шуша, не бойся, всё хорошо! Иди, маленькая, неси детку сюда. Она ещё громких и неожиданных звуков опасается, – объяснила Анина мама.

Оставшаяся в одиночестве пушистая малышка с любопытством рассматривала прибывших последними Сашку и Илью.

Аня опасалась было, что её напугает Ита. Но, для того, чтобы напугать этот комок пуха, надо было что-то гораздо более солидное, нежели овчарочка, раз в сто её тяжелее. Полосатое дитятко стало боком, распушилось и пошло в атаку на Иту. Пофыркало в подставленный для знакомства нос, и забравшись на спину, гордо уселось на шее.

– И лапки свесила! – прокомментировал Мяун. – Правильная позиция! Как ты думаешь Вась?

– Да, всё верно. Как ты и говорил. Они все готовы и к новым домам и к новым хозяевам! – кивнула Васька. Она и радовалась за малышей и немного печалилась и вообще не очень понятно себя чувствовала. Никогда ещё не пристраивала малышей!

Гости очень долго засиживаться не стали. Просто не смогли! Так каждому новому владельцу не терпелось скорее доехать до дома с котятами!

– Странно, да? Слишком тихо! Так и кажется, что сейчас что-то рухнет! – прошептала Аня через пару часов. Они с Олегом сидели в темноте на кухне и говорили негромко, словно боясь кого-то разбудить.

Грохот, раздавшийся в ответ на эти слова, заставил зазвенеть ложечки в чайных чашках. А вопли Плюшки прозвучали так, словно всё пропало и все погибли! Аня в ужасе вскочила и бросилась за мужем в комнату.

– Ну что вы так пугаетесь? И ничего такого не произошло! – с великим достоинством ответил им Мяун, который изо всех сил делал вид, что всё так и задумывалось. Правда, в это верилось с трудом, с учетом того, что он перевернул кошачий домик на кресло в котором, воспользовавшись отсутствием хозяев, улеглась Плюшка, и теперь кресло упало на бок, а в нём, запутавшись в пледе, барахталась бульдожка.

– Ань, не говори больше, что что-то рухнет! А то наш кот так лихо исполняет желания, что мы запросто можем провалиться к соседям! – сквозь смех выговорил Олег.

Плюшку выпутали, кресло подняли, домик задвинули к шкафу и прижали диваном. Олег отправился спать, а Аня всё утешала трясущуюся Плюшку.

– Ну, что ты так расстроилась? Всё хорошо!

Плюшка что-то заскрипела.

– Она говорит, что над ней Дик смеётся! – нажаловался Мяун.

Ане пришлось потратить ещё некоторое время на выяснение этого обстоятельства, и когда она добралась до постели, была уже глубокая ночь. А утро приготовило им сюрприз.

– Внук мой драгоценный, и как же ты мог? – громкий и недопустимо бодрый голос двоюродной бабушки Нины ввинтился в сонное, тёплое и приятное утро субботы. Олег пожалел, что не отключил смартфон и хмуро уточнил, в чём он провинился?

– Бабусь, я, вроде ничего такого и не делал... – оправдался он оптом за все прегрешения.

– Не делал... – язвительно передразнила его Нина. – То-то и оно, что не делал! Звоню я вчера папеньке твоему, и выясняю, что им Мяун котёночка воспитал! А я? А мне? А меня, значит, бросили совершенно неокошаченной? Сиротинушку-старушку обездолилиииии!

– Бубусь, то есть, бабусь! Тебе самой-то не смешно? – Олег уже принял неизбежность пробуждения, и пробравшись в кухню, чтобы Аню не разбудить, пытался понять, где его носки.

– Нет! Мне совершенно не смешно! И требую себе тоже кошку! Или кота! Или котёнка, на худой конец!

– Ты же была против. Утверждала, что тебе жить осталось до того понедельника... – Олег уже хохотал.

– А у меня прилив жизненных сил обнаружился! И я перенесла понедельник вперёд в светлое будущее! Между прочим, это всё хиханьки, конечно, но я тебе к оставленному в наследство имуществу и кошку впишу, так что могу уже не переживать. Мяун присмотрит!

– Бабуль, я не люблю эти разговоры...

– Не любишь? Тогда ищите мне животное! Я с ним разговаривать буду! – строго велела Нина, и отключилась, страшно довольная собой.

– Слыхал? – Олег проверил уже восемь совершенно тайных бульдожьих мест и в последнем нашел оба своих носка. – Хоть говори, хоть не говори! Мяун, ну объясни ты Плюшке, что есть правило, хозяйские носки не воровать! И ищи ещё кошку, кота или котёнка Нине! А то, насколько я её знаю, сейчас она позвонит и скажет, что если мы её обездолим, и не дадим собеседника, она умрёт с тоски и будет являться мне во сне!

Он покосился на смартфон, который как по заказу сообщил, что это как раз Нина и есть.

– Я забыла тебе сказать, что если ты не обеспечишь мне...

– Да, да... Ты будешь являться мне во снах! Обойдёшься! Лучше живи ещё сто лет, и заведи десяток котов, так ты точно будешь обеспечена собеседниками! – расхохотался Олег.

Мяун долго сидел на подоконнике и наблюдал за веселенькой капелью, уничтожающей снежные сугробы, и превращающей дороги, тротуары и газоны в мерзкое месиво. Было у него ощущение, что он что-то забыл! Вот забыл и всё тут!

Аня уже давно встала и весело напевая, готовила завтрак, потом они с Олегом отправились за продуктами, потом гуляли в парке, и пришли уже когда начало темнеть. В ноябре это происходит рано.

У подъезда разлилась полноводная лужа, поблескивавшая при свете фонарей, Аня прикинула глубину, но Олег не позволил ей лезть в воду, а легко переставил через натаявший океан прямо на ступеньки.

– Странное ощущение, словно я что-то забыла! – подумалось Ане. Она оглянулась на лужу, и тут справа скрипнула форточка и скрипучий голос Милы Ивановны уточнил, чегой-то они там возятся?

Олег что-то весело ответил, а Аню осенило!

– Ну, конечно! Вспомнила!

Ночью в квартире тепло и тихо. Почти тихо, потому что там, где живёт бульдог, совсем тихо быть не может в принципе. Бульдог полностью оправдывал свою репутацию, похрапывая, похрюкивая и побулькивая, рядом беззвучно спал Дик. На подушке Олега устроилась Васька, а Аня прокралась в кухню и обнаружила там Мяуна.

– Ты что не спишь? – она погладила шелковистую шёрстку.

– Не спится...

– Знаешь, какой сегодня день? Точнее, какая ночь?

– Какая? – Мяун с любопытством покосился на Аню.

– Ровно год назад мы с тобой встретились! В самый мрачный вечер ноября! – Аня, улыбаясь, достала из холодильника огромное блюдо с креветками и поставила его на стол. За блюдом последовала тарелка с колбаской и сыром, а также плошечка с валерьянкой. – Мне кажется, нам есть что отметить?

– Аня!!! – Мяуна сложно было удивить так, чтобы он не сразу мог найти слова, но у Ани это получилось! – Ты... Ты вспомнила!!!

– Мяуш, я не просто вспомнила, я так счастлива, что ты меня тогда позвал! Никого из них у меня бы не было! – Аня кивнула головой на спальню. – Ну, как ты? Разбудим семью на полуночный пир?

– А как жеж! Обязательно! Погоди... А креветок у нас хватит? А ещё есть? А колбаса? А то, может, сначала сами немножко того... Попразднуем? – тут же запереживал Мяун, но бросил взгляд в направлении спящей составляющей его семейства и решительно кивнул круглой головой. – Аааа! Ладно, зови! Семья есть семья! Сколько есть, то и слопаем! – он решительно закинул пару креветок в пасть и приготовился праздновать приход себя любимого в свой дом!

Уже потом, когда разбуженное семейство уяснило причину пробуждения и радостно присоединилось к пиршеству, после того, как Плюшка, приятно напраздновавшись, уснула на тапках Олега, даже после того, как Аня и Олег уснули, Мяун с Васькой сидели у окна в гостиной и тихонько разговаривали.

– Я был уверен, что всё. Сил совсем уже не было. Она была последним человеком. Я решил, что позову... И если не откликнется, то и пытаться больше не буду! – Мяун не отрываясь смотрел на кусты, где он сидел ровно год назад. – А теперь у меня столько всего есть!

– У тебя есть даже больше, чем ты думаешь! – шепнула ему Василина. – У нас будет котёнок!

Мяун ошеломлённо разглядывал остроухую мордочку с зелёными глазами, а потом счастливо вздохнул.

– А я и не знал, во что может превратиться самый мрачный день ноября всего-то через год... Вась, я такой счастливый говорящий кот! Самый счастливый на свете!!!

 

Конец второй книги про говорящего кота Мяуна.