Навигация Форума
Вы должны войти, чтобы создавать сообщения и темы.

29. Из лебедя в люди

Предыдущая часть

Катерина печально ковыляла по тропинке, стараясь не смотреть ни на Степана, который смотрел на неё с сочувствием и ужасом, ни на Гуслика, который смотрел с таким восхищением, что хотелось повторить движение Волка и пнуть этого пернатого балбеса! Жаруся, умница, летела над головой и ничего не говорила, а потом, не выдержав, спикировала к Катерине, прихватила её за перышки на спине и скомандовала:

- Крылья расправь! – Катерина распахнула белоснежные крылья и легко взлетела. Разумеется, без помощи Жаруси у неё ничего такого и в жизни не получилось бы! Лебеди вообще взлетают тяжело, а при учете того, что Катерина понятия не имела, как это делать, то и пробовать бы не решилась.

Жаруся запросто обогнала Степана и Гуслика и полетела высоко-высоко в облака.

- Куда? Куда ты её несешь? – кричал снизу Степан.

- Катюша, слушай меня внимательно! На Ягу надежды мало. Она птичьими премудростями не владеет. Это только лебеди знают, так что, скорее всего, единственный способ и есть тот, который Гуслик назвал. Не плачь! Мы сейчас навестим Ягу, на всякий случай, а если она ничего не подскажет, полетим на Бездонное озеро. Будем думать, когда долетим и его увидим, а вдруг вода вернулась?

Жаруся спикировала вниз, Катерину охватил знакомый восторг полета, только теперь-то крылья у неё были и она полностью ощущала то, что чувствуют только птицы. Внизу по лугу тяжело затопали куриные ноги избушки Бабы-Яги, а рядом с летящими Жарусей и Катериной возник Волк.

- Спускайтесь, – крикнул он и рванул вниз, предупредить Ягу, что надо останавливаться.

Яга шустро выскочила из избушки, перехватила опускающуюся Катерину и внимательно её осмотрела.

- Ой, беда-то! И правда, лебединая вода попала! – заголосила она.

- Яга! Ты чего-нибудь полезное сделать можешь? Или только выть можешь? Так я и сам сейчас завою! - Волк прыгнул рядом и сердито уставился на Ягу.

- Полезное? Да в Бездонном ей искупаться бы и всё смоется. Да там же воды нет! А больше ничем не помочь! – переживала Яга.

- Так, а почему там вода ушла? - решительно спросила Жаруся, глядя как к ним бежит совершенно запыхавшийся Степан.

- А кто ж его знает. Просто все озеро илом покрыто, воды нет ни капли, – расстроенно проговорила Яга.

- А не могло такое случиться, что это просто слой ила, а под ним вода? – задумчиво предположил Волк.

- Да у нас может быть всё, что угодно, - в тон ему ответила Яга. – Есть у меня книга одна, надо проверить, заходите.

Катерина чувствовала себя в лебедином обличии очень неуютно. Она потопталась в избе, а потом тихонько вышла наружу. К ней присоединилась Жаруся.

- Знаешь, дорогая моя, а полетели-ка на Бездонное озеро, чего время терять? – вдруг предложила Кате Жар-Птица. И Катерина с радостью согласилась. – Мы улетели на озеро, догоняйте, как чего узнаете! – крикнула Жаруся в открытую дверь избы и стремительно взмыла в небо вместе с Катериной.

Жар-Птица летела быстро, и очень скоро между высоченными соснами Катерина увидела огромное пространство, заполненное илом.

- Какое оно было большое! – крикнула она Жарусе и порадовалась, что та понимает лебединый язык.

- Да, огромное. И глубокое было. Странно только вот что, что вода исчезла в одну ночь. Как будто весь ил всплыл. Давай-ка на берегу присядем и посмотрим поближе.

Они опустились на берег, который полого спускался к илу.

- Смотри, там ничего не растет. А ил очень плодородный, может и правда, под ним вода, – вдруг сообразила Катерина.

- Возможно, только не ясно, какой там слой этого ила. Может, несколько метров, – с сомнением оглядывала бывшее озеро Жаруся. Она подхватила лапой длинную ветку, валявшуюся на берегу и, взлетев, опустила её в ил. Ветка легко погрузилась, потом Жаруся достала ветку и печально её осмотрела. Ветка вся была покрыта густой илистой массой.

И тут рядом зашумели лебединые крылья, и неуклюже переваливаясь в попытках остановиться, к ним присоединился Гуслик.

- Почему ты не идешь в воду? – спросил он у Кати. – Ты передумала? Может, ты хочешь остаться лебедкой? Ты очень красивая. Я был бы рад.

- Ты чего, дурень, в мужья ей набиваешься? – Жаруся гневно посмотрела на Гуслика.

- А что? Я был бы счастлив. Она же красавица! Я ей хорошим мужем буду, - заторопился Гуслик. –Она же не хочет превращаться обратно.

- Да с чего ты взял-то, дурень, что она хочет остаться лебедем? – крикнула Жаруся.

- Так чего она… - тут Гуслик как-то странно покосился на Катерину и замолк.

- Чего она что? – переспросила Жаруся. Но Гуслик только головой помотал и уставился на небо.

Катя тоже подняла голову и ахнула, за всеми этими приключениями, она и не поняла, что время-то уже близится к вечеру.

- Не плачь, я сейчас облечу озеро, может что-то в голову придет! – скомандовала Жаруся и плеснув крыльями, взлетела вверх.

Гуслик покосился на Катю. – Ты можешь быть очень счастливой, если останешься лебедушкой, – вдруг заявил он. – Если тебе не нравлюсь я, у нас есть много других очень красивых и славных лебедей. Тем более, что времени остается уже немного. Так что тебе надо только чуть-чуть подождать.

- Гуслик, ты мне очень нравишься, как просто лебедь. И я не хочу оставаться лебедушкой, сколько бы у вас не было прекрасных лебедей. Я хочу стать обратно девочкой, но как мне это сделать, если тут нет воды?

- Как же стать? Как же… - бормотал Гуслик, глядя на небо. Катя посмотрела на Гуслика, и вдруг сообразила, что как лебедь, она прекрасно понимает - он хитрит. Что-то знает, такое, чего она не поймет никак. И что может её обратно превратить.

- Гуслик, пожалуйста! Я очень тебя прошу! Помоги мне! Я не хочу быть лебедем. Вы прекрасные, чудесные птицы, одни из самых красивых в мире. Но я-то человек. Представь, что ты станешь человеком и не сможешь быть лебедем. Не сможешь летать и плавать так, как ты сейчас можешь? Не сможешь смотреть на мир как лебедь. Мы же даже видим все по-разному. Обзор совсем другой и цвета по-другому воспринимаются, – Катерина старалась говорить как можно понятнее.

- Я тебе и правда нравлюсь? – вдруг спросил Гуслик.

Если бы Катерина была в своем обычном виде, то она бы зубами заскрипела. - Это что, всё, что он услышал из того, что я сказала? – с отчаянием подумала она, но сдержалась - с Гусликом лучше было говорить мягко.

- Гуслик, подумай сам, я же полезла тебя вытаскивать. Правда?

- Да, ты меня выручила, – глубокомысленно признал Гуслик. – Ну, не знаю, не знаю, по-моему быть лебедем самое лучшее, что может быть на свете! – решительно заявил этот пернатый балбес.

- Да, точно, конечно! Но для лебедя. Для человека, самое лучшее, это быть человеком, – как можно убедительнее сказала Гуслику Катерина.

- Подожди, я должен это обдумать! – и лебедь стал думать.

Катерина смотрела на небо и видела, что солнце все ниже.

- Ладно, я подумал. Если ты не понимаешь своего счастья, ты очень глупая, красивая, но глупая. Раз ты мне помогла, и я готов тебе тоже помочь, – решительно заявил Гуслик. – Ты должна искупаться в воде Бездонного озера и станешь человеком! – гордо произнес он.

Катерина чуть сдержалась, чтобы его не клюнуть! Потом с безнадеги хотела постучать головой о ближайшую сосну, но постаравшись успокоиться, подышала немного, делая глубокие вдохи и такие же выдохи. А собравшись с силами, максимально кротко сказала:

- Гусличек, так в этом-то беда. Вода из озера ушла. Ты разве не видишь? – она кивнула головой на грязную массу, заполнившую всё озеро.

- Да нет же! Это вода! Водяные местные так сделали. Люди слишком часто стали к озеру наведываться, вот водяные и придумали так озеро защитить. Я думал, ты видишь, что это вода. Тебе надо взлететь повыше и нырнуть в озеро. Тогда ты обернешься обратно и станешь человеком, раз уж ты так этого хочешь, но у тебя ещё есть шанс передумать.

Катерина лихорадочно оглядывала небо. – Да где же Жаруся?

Вскоре в небе появилась не только Жаруся, но и Волк, который успел с ней отчаянно поругаться, за то, что она куда-то самовольно унесла Катерину, да ещё её одну оставила.

- Жаруся, скорее, мне надо подняться повыше! – закричала Катя, со всех лап торопясь к тому месту, где приземлилась Жар-Птица. Лебеди бегают не очень хорошо, поэтому Жаруся подхватила несчастную лебедушку-Катю, когда та споткнулась и чуть кувырком не полетела. – Вверх, вверх, скорее, – успела проговорить Катя, и Жар-Птица взмыла в небо. На берегу метался ничего не разобравший Волк, который не понял, куда они так стремительно несутся, и можно ли и ему тоже с ними. А потом он с ужасом увидел, как Жаруся разжала когти, лебедушка сложила крылья и начала стремительно падать вниз. Катя закрыла глаза, иначе бы никогда не решилась, тем более, что ил скорее напоминал землю, а она и с самой низкой вышки в бассейне никогда не могла заставить себя прыгнуть. Волк, видя, что она падает, рванулся было перехватить, но уже не успел и застыл в оцепенении над илистой поверхностью, сомкнувшейся над белоснежной птицей.

- Что ты наделала! – только и смог он сказать Жарусе, но через пару секунд слой ила расступился и над ним показалась голова Катерины! В своем нормальном человеческом обличии!

На берегу грустно вздохнул Гуслик, проскрипев, что некоторые совсем своего счастья не понимают. В избушке, которая прибежала на берег озера как раз перед стремительным взлетом Жаруси и Катерины, началось бурное ликование Яги. Степан с облегчение выдохнул, обнаружив, что почти забыл как это делается. А Волк чуть сам не рухнул в ил, перекувырнувшись от радости в воздухе. Полезнее всего оказалась Жаруся. Она спустилась пониже, легко подцепила коготком Катерину, перехватила поудобнее и подняла её из Бездонного озера.

Катерина оказалась на берегу и ошеломленно сидела, обняв руками колени. Оказывается, какое счастье быть человеком! Как же она раньше-то этого не понимала!

Рядом оказался Волк, который просто лег пластом и закрыл глаза. – Я тебя прошу, умоляю просто! Если ты ещё раз увидишь запутавшегося где-нибудь лебедя, не подходи к нему! Пусть хоть тонет! - произнес он страдальческим голосом. – Я ещё раз это просто не переживу!

Катерину доставили домой, закутанную в розовое атласное одеяло Яги. Выйдя из бани, она с трудом расчесывала волосы и размышляла о том, что Лукоморье это очень, просто чрезвычайно странное место, если невинно выйдя погулять, можно вляпаться в такие приключения!

А чуть позднее, когда Катерина по настоятельной просьбе Волка пила очередную чашку чая с малиной, дверь Дуба открылась и в неё торжественно ступая вошел Сивка, на котором сидел совершенно сияющий Баюн.

- Чаи гоняете? Расслабляетесь? – проговорил он укоризненно, глядя на растянувшегося на полу в полном изнеможении после пережитых волнений Волка, - А мы весь день такие дела нужные делали! Меч доставили! Богатыри в полном восторге! Даже атаку одну успели отбить! Он так работает! Так работает! – Кот начал рассказывать подробности, но заметив, что слушают его как-то невнимательно, возмутился: - Я не понял! Я кому рассказываю? Сивка, ты посмотри на этого бездельника! Валяется как коврик! Ноль внимания, фунт презрения!

Волк поднял измученные глаза и с усилием проговорил: - Отстань, балабол! Катерина сегодня превратилась в лебедя и чуть им не осталась, а я от ужаса едва не сдох!

Кот помотал головой и сполз на подскакавший стул, доехал на нем до Волка, и приложил лапу к его носу. – Нос холодный, жара нет, а бредит! Вот оставь вас на день!

Волк досадливо мотнул головой, скидывая кошачью лапу. – Отвяжись, говорю! И ничего я не брежу! Она под лебединую воду попала!

Баюн стремительно обернулся и кинулся к Катерине, прыгнув прямо на стол, и не обращая никакого внимания на посуду, которая поспешно уворачивалась от его лап.

- Катя, как же это! Ты как себя чувствуешь? – он приблизил свою морду к Катиному лицу почти вплотную и заглянул ей в глаза и долго-долго в них смотрел. Так, что Катерине стало неловко и хотелось отвернуться или глаза закрыть.

- Фуух, обошлось, – наконец выдохнул Баюн и уселся прямо на скатерть.

- Да, как я посмотрю, денек у вас был весьма насыщенный! – выговорил пораженный молчун-Сивка.

- Не то слово, дружище, – простонал Волк. – Я вот до сих пор не в себе. Давно так не пугался, примерно со вчерашнего дня, когда понял, что Катерина в туман ушла в незнакомую сказку и там невесть что происходит. Я что-то как в Лукоморье попадаю, забываю, что такое хоть более-менее спокойная жизнь! – пожаловался он в пространство.

- Не один ты, друг! – присоединился Баюн.

- Простите меня, пожалуйста, я же не специально, я не знала! – Катерина подозревала, что Волка вывести из себя очень сложно.

- Ты вовсе не виновата. Просто мы слишком легкомысленно себя ведем. Мы привычные, а вот для людей из вашего мира, тут на каждом шагу есть всякие неожиданности. Даже без учета тумана, – решил Кот. – Надо чтобы ты никуда без кого-то из нас гулять не ходила. Надо же! Лебединая вода! А как обратно обернули? Бездонного-то уже нет? – заинтересовался Баюн.

- Ничего я так и не понял, – признался Волк. – Там Кате что-то лебедь этот сказал, Катерина с Жарусей поднялись и Катя кинулась прямо в ил. Я чуть там же не помер. А потом вынырнула человеком, вот только ила на ней не было и илом от неё не пахло, – задумчиво проговорил он.

- Да нет там ила, – объяснила Катя. - Гуслик не понял, что я вижу так же как и все, будто там ил. Он-то видел воду. Вода там! – разъяснила она озадаченному Баюну . – Это водяные так озеро защитили. А лебедь решил, что я хочу лебедушкой остаться, раз в воду не иду.

- Я ему голову завтра откушу! – пообещал Волк. – С утра прямо! Когда в себя прийду.

 

Уважаемые читатели! На этой части я приостанавливаю выкладку книги - опять начала уменьшаться аудитория и очень сильно снизилась карма канала - сказки не приветвуются(((. Посмотрим, как пойдёт дальше... Возможно буду выкладывать, но пореже.