Навигация Форума
Вы должны войти, чтобы создавать сообщения и темы.

31. Это я тебя убил! (Продолжения НЕ будет)

Предыдущая часть

Никто из пирующих не заметил, как переглядывались Кот, Бранко и Катерина.

- Катенька, а что ты ему сказала? – прошептал Баюн, когда, они наконец-то смогли выбраться с пира. – Я видел, что слова полетели, но все не различил.

Катя послушно повторила.

- Да… Пожалуй, это было то самое, что ему было нужно. Я сейчас к нему наведаюсь, и давай-то пошли со мной. Надо, что бы ты ему повторила то, чем лишила его речи. Он будет слышать, и запомнит четко. И когда проснется, уже не забудет.

Катерина на цыпочках шла за Баюном и Бранко в покои отведенные Леону. Бранко открыл окно, чтобы поскорее выветрились пары Жарусиного зелья и вина, а Катерина проговорила:

- Не просто так дается дар,

Нельзя его марать.

Кому дано, с того и спрос,

Ответ придется дать.

Светла мелодия от струн,

Темна раздумий нить,

Пока ты не изменишь их,

Не сможешь говорить!

Твой выбор жизнь свою менять,

Идти своей тропой.

Не убивать, а создавать,

Так не казни, а пой.

Катя увидела, что Баюн просиял, услышав продолжение, выдохнула, и почувствовав, что сама замерзла от свежего ветра, устроившего сквозняк в опочивальне Леона, потянула пуховое одеяло и накинула на спящего. Бранко почему-то насторожился, а потом хмыкнул. – Пошли. Пора.

Катерина устала так, что едва ноги переставляла. Казалось бы, вот до гостевого терема дойти совсем не далеко. Дойти, пробраться в свою светлицу, рухнуть на кровать и спать-спать-спать. Пусть даже Жаруся ругается! Она сама не сможет даже перышком переодеться. Но, как только она приблизилась к терему, то увидела не только Степана и Кира, которые, смылись с пира за ними. Но и Ратко. Очень мрачного. Чрезвычайно.

-Нам надо поговорить. Сейчас же! – он даже не обратил внимания на спутников Катерины, просто взял её за руку и поволок за собой в сад.

Баюн рассмеялся, а Бранко остановил мальчишек, которые было собрались за Катериной, и усмехнулся. – Она сама справится. Не мешайте.

- Что это всё значит? Ты на меня обиделась! Хорошо, я был немного не прав. Я… Но ты!!! Как ты могла!!!

- Ну, что опять? – Катя, пока Ратко пытался сформулировать, что именно она такое сделала, провела рукой по мокрой от росы траве, а потом потерла виски и лоб этой ледяной водой. Немного помогло и спать уже так не хотелось.

- Ты на меня, значит, внимания не обращаешь, словно я пустое место! А к этому… К этому гаду в опочивальню ходишь, да ещё одеялком его укрываешь!!! Подоткнуть не забыла???

- Забыла. Представляешь? Но, думаю, он переживет. Что мы там делали, заметь, не я одна, а мы с Баюном и Волком, у них можешь уточнить. Одно скажу, это было по делу. А что ты себе позволяешь? Сначала укоряешь меня, что я веду себя неприлично, а сам? Куда-то тащишь, за руки хватаешь, разговариваешь наедине! - Катерина так обрадовалась, что с Леоном вышло всё не то, что хорошо, а просто отлично, что почти позабыла про обиду на Ратко. А тут он опять!!!

Ратко растерялся. Он ожидал чего угодно, но не встречных обвинений. – Я… Да я же это… Ну, если по делу. Так того… Катя!!! Ну, прости ты меня! Я так хотел с тобой поговорить. И никак не мог. Ты то с Милорадом разбиралась, то исчезала куда-то… Прости! Я, я просто когда там был со стрелой, и ты меня звала, мне почудилось, наверное, что ты сказала, ну, назвала меня сердешным другом. Это же мне показалось, да?

- Нет, не показалось. Назвала. – кивнула Катерина, - Но, будешь так меня обижать, возьму свои слова обратно!

- Нет, пожалуйста, прошу не надо! Я так и помереть обратно могу. – облегченно рассмеялся Ратко. – Меня по-моему только это и вытянуло. Мне уже обратно не хотелось. Только за твои слова и уцепился.– он услышал как Катерина вздохнула, и опомнился. – Чего это я? Темно, холодно тут. Давай, скорее в терем. Мы же сможем поговорить утром, да? Ты меня не прогонишь?

- Нет, не прогоню. Только, давай всё-таки не очень ранним утром. Хорошо?

- Cоня. – рассмеялся облегченно Ратко, выводя Катерину к терему.

Леон проснулся только к вечеру следующего дня. – Странно как. Где это я? Вроде я же умер. Или нет? – он резко открыл глаза. Опочивальня. Он в кровати. Укрыт теплым пуховым одеялом, рядом на лавке кто-то оставил питье. Леон сначала чуть не ползком добрался до кувшина с питьем, а потом, немного приведя себя в порядок, попытался понять, как так могло случиться, что он остался жив. Яд не сработал? Да, наверное, так. Только что-то ему такое помниться… И тут он вспомнил напевные слова, о даре и выборе.

- Но как так могло получиться? – вслух удивился Леон.

- А это уже не твоя забота, как. – Баюн мягко вспрыгнул на подоконник, даром, что опочивальня высоко. – Твоя забота помнить, что тебе сказано было. И не забывать это. И, знаешь, королевич… Меня не легко удивить. Но, ты смог.

Леона даже не смутило появление Баюна. Он накануне принял такое решение, после которого уже невозможно было оставаться прежним, а всё новое требовало осмысления. Кот на это и рассчитывал, и они долго говорили, прежде чем Леон решился выбраться из своих покоев. Первым, кого он встретил, оказался Ратко.

- Ааа, проснулся? Как ты, братец? – первые же слова среднего княжича и обрадовали Леона и ошарашили его. Обрадовали тем, что, оказывается, его тут и не ненавидят вовсе, как ему казалось. А потом он вдруг осознал, что вот именно этого человека он убил. Сидел в кустах, ожидал, как охотник зверя, дрожа от нетерпения. Натянул тетиву и выпустил стрелу, сверкнувшую на утреннем солнце позолоченным оперением. Он загодя позолотил перья для этой стрелы. А потом обрадовался, увидев, как удачно попал! И теперь ему жить с этой памятью. И не сможет он забыть, как вскрикнул Ратко, схватился за стрелу, пытаясь понять, что причинило такую боль, силясь вырвать, отбросить прочь стрелу пробившую грудь, как взвился на дыбы перепуганный конь, а тело бессильно рухнуло с седла. Леон побледнел и закрыл глаза рукой.

- Эй, да ты поторопился вставать! Давай я тебя отведу обратно. Давай-давай. Не бойся, обопрись. – Ратко Леона откровенно недолюбливал, но сейчас у самого княжича было прекрасное настроение, а менестрель был таким несчастным и бледным, чуть не падал. Чего ж не помочь-то?

- Прости меня. – Леон с трудом смог выговорить эти слова.

- За что? – удивился Ратко, который уже довел Леона до его покоев.

- Это я. Я тебя…

- Что ты? – Ратко собрался уходить, но обернулся и пораженно уставился на Леона. Тот выглядел, так, что краше в гроб кладут.

- Я тебя убил. Выстрелил в тебя, там, на дороге. Я ждал тебя в засаде. И радовался, что попал так удачно. – Леон встал. Голова кружилась, но он добрался до перевязи с мечом. Вынул меч и перехватил за острие, протягивая его рукоятью к Ратко. – Твое право. Я не буду защищаться.

Ратко стоял как оглушенный. А потом взял рукоять меча. Примерился… Размахнулся и с силой рубанул по дверному косяку. Не оборачиваясь, выскочил из покоев и кинулся бежать, потрясенный случившимся.

Убежал он, впрочем, недалеко. Бранко успел перехватить и приволочь княжича в гостевой терем.

- Ты знала??? Ты знала и не сказала??? – Ратко сидел за столом потрясенно уставившись на Катерину.

- Я догадалась. Тише. Не кричи. – Катерина встала за его спиной и чуть обняла его за плечи, удержав на месте. – Просто послушай Баюна.

Кот не зря считался мастером убеждения. Через некоторое время, Ратко уже не рвался рассказать всё отцу и брату, поднять стражу, схватить убийцу. А ещё через день размышлений, решившись, сам пришел к Леону, одиноко сидящему в саду около пруда.

- Я хочу, чтобы ты знал. Я не сказал об этом отцу и брату. Но, ты должен поклясться мне, что не повторишь такие попытки ни со мной, ни с кем-то другим.

- Я уже поклялся. Себе. – тихо ответил Леон. - Ты всегда сможешь это проверить. Если я могу говорить, то я не опасен для окружающих. Если опять онемел, можешь повторить свой удар, но уже не по двери. И, да, я должен тебе жизнь. То, что ты не умер не моя заслуга. Так что я твой должник. И… Прости меня.

Ратко растеряно выслушал его, кивнул. А потом подумал, да и опустился рядом с Леоном на землю. Первый раз в жизни решив просто поговорить с ним.

- Смотри как интересно дело повернулось. – тихо проговорил Баюн Волку. Они внимательно наблюдали за событиями в зеркальце. – Я-то думал, что закончится всё обычным образом. Убийца сделает свое дело, мы свое, князь рассудит, а палач закончит. А Катерина у нас может поворачивать сказку совершенно неожиданным образом. Сама причем.

- А что говорит? – уточнил у Баюна Бурый.

- Катя? Говорит, что просто ей Леона жалко стало. Представь? – Кот потянулся и глянул в зеркальце. – Смотри-ка, беседуют. Никто никого не убивает, не ненавидит. Красота.

 

Уважаемые читатели! Аудитория на канале неуклонно и быстро падает, и уже ненамного превышает количество подписчиков. Для того, чтобы мы не ушли в минус, мне, видимо, придётся прервать публикацию книги на Дзене. Я выложила чуть больше половины.

Всё остальное доступно на ЛитРесе.