Навигация Форума
Вы должны войти, чтобы создавать сообщения и темы.

58. Убежище, где очень ждут

Предыдущая часть

Смешно сказать, но Поле уже полегчало. Нет, правда, у самых-самых неуёмных, неунывающих и предприимчивых людей бывает припадок упадка сил, не говоря уже о людях обычных… И тогда так важно, чтобы кто-то помог. Ну, хоть немного помог! Пусть просто заварил чай, угостил чем-то вкусным, сказал что-то хорошее, да хотя бы немножечко побеспокоился о тебе!

Вот стоит рядом Мишка – не уходит. Упорно пытается добыть её из сумрака, невесёлых мыслей, которые на самом-то деле проистекали из простого и печально обстоятельства – родители в последние годы вообще игнорировали первое сентября. Нет, оно понятно, что это как праздник совсем не котируется, но в качестве противоядия началу школьного года можно же было бы хоть немного радости устроить? Они с Пашкой два года подряд старались, сами готовили, что-то выдумывали, только ни отец, ни мама так ничего и не поняли, сочли, что это просто ужины. Аж руки опускались. А в этом году они, небось, и не позвонят – вон, уже неделю ни слуху, ни духу.

Да, оно понятно, что вкусным тортом, пирогами и мясом это не вылечить, не решить, но их с Пашкой не забыли, зовут, просят прийти на праздник, хотя они чуть ли не весь день просидели у Нины в мастерской и Мишкиной бабуле с переездом не помогали!

Стало как-то легче, теплее что ли…

И ещё теплее стало, когда Мишка подал ей её же дождевик, который она забыла в большом доме. Миха, оказывается, его увидел и принёс.

-Спасибо, ты настоящий друг! – выдохнула Полина, заботливо укрывая дождевиком Атаку, привычно нырнувшую ей на руки.

-Да, я такой! – согласился Мишка, благодарно покосившись на Пашку, который ждал их на крыльце. Всегда приятно, когда друг тебя понимает и даёт пообщаться.

В большом доме светились все окна, окно кухни и вовсе было распахнуто и оттуда восхитительно пахло праздничными приготовлениями, позвякивала посуда, и доносилось негромкое пение Мишкиной бабули, которая как никто знала, какими могут быть тоскливыми полутёмные предосенние вечера, и как невыносимо, когда некому тебе принести хоть маленький кусочек радости!

Да, тогда приходится искать эту радость самой! Искать, сохранять, оберегать от собственных тоскливых мыслей, идти и находить того, кому ты можешь хоть чуточку помочь, делая свою собственную радость немного сильнее, делясь ею. Это вообще такая странная штука – когда ею делишься, она только увеличивается, становится более тёплой и светлой.

-Вот и Миша это же уловил… - думала Людмила Владимировна, увидев, что в освещенном прямоугольнике, протянувшемся от окна на мокрую дорожку, появился её драгоценный внук и Пашка с Полиной. – Он уже знает, как это – согреть кого-то, предложив немного радости, предложив просто так, потому что хорошим хочется поделиться.

Владимир косился на спящую на переднем сидении Нину. Дворники мерно скользили по мокрому стеклу, отсчитывая километры и километры холодного дождя, а он всё вспоминал, как же он раньше жил? Выходило странно.

-Зачем мне было столько денег, если они тратились на побрякушки Яне, а потом Нике, на какие-то статусные вещи – дом, куда не хотелось возвращаться, поездки, куда уезжал и словно выпадал из жизни, шмотки, которые я и не помню, как выглядели… Уставал так, что чуть не подох. Мишку чуть не потерял совсем. Маму годами не видел. Зачем так?

Глубокомысленные размышления были не на пустом месте – встретил приятеля, с которым не виделся года четыре.

-Как сам? Как Ника? – хохотнул приятель, хлопая Владимира по плечу. – Смотрю, прямо цветёшь!

В этот момент Владимира окликнула Нина, которая отошла к машине.

-О… ты с пассией? Извини-извини! Я ничего не видел, ничего не слышал!

-Я с женой! Это Нина. А с Никой я развёлся.

-Ээээ, ну, тебе виднее, конечно, только Ника-то экстерьером была побогаче! – выдал глупый приятель, моментально перешедший в категорию случайных знакомых, от которых лучше держаться подальше – просто потому, что глупость такого рода выползает в самый неожиданный момент, корчит рожи окружающим и оставляет их в крайне неловком положении, а зачем такое себе устраивать?

-Жена – не кобыла, чтобы её богатством экстерьера измерять, да и лошадей-то так лучше не выбирать, - отрезал Владимир, который неожиданно оскорбился за спокойную Нинину красоту. – Чего? Не буду ли я против, если ты позвонишь Нике? Да звони на здоровье! Желаю успеха! – он посмотрел вслед обрадованному дурачку и добавил: - И здоровья да денег побольше – она их у тебя будет черпать двумя горстями, смотри, чтобы самому хоть что-то осталось!

Он вёл машину сквозь дождь и думал, что скоро доберётся до дома, разбудит Нину, которая будет смешно хлопать спросонья глазами и крутить головой, недоумевая, как же это она так уснула.

-Надо будет уточнить, есть ли что-то на ужин… - успел он подумать, заруливая на участок и с радостным изумлением увидев сияющий светом дом, откуда через дождевые потоки плыли восхитительные запахи.

Из окна вывесился чуть не по пояс Мишка, который замахал отцу руками и завопил:

-Ну, сколько ж можно ехать! Мы же вас только и ждём! Уже почти сил нет, а вы всё не едете и не едете! Давайте скорее! У нас праздник!

-Аааа? – Нина как разбуженная совушка заморгала на свет, а потом покосилась на мужа. – А чего это?

-Это, Нин, мы домой приехали! В наше Убежище! И нас тут, оказывается, ждут из последних сил! Даже праздник не начинают!

-Тёть Нин! Ну, давайте скорее! У меня сейчас голодный припадок начнётся! – завопил Пашка, тут же получив подзатыльник от сестры. Полина никак не могла понять, что именно заставляло её совсем недавно сидеть в темноте этакой букой и перебирать грядущие школьные проблемы. – Тем более, что мы-то с братом их можем устроить значительно больше! Так что ещё неизвестно, кому хуже будет – нам или школе! – сообразила Поля и радостно крикнула:

-Не верь ему! Он слопал уже четыре пирога и покушается на торт! А вообще, да! Давайте уже, выбирайтесь из машины! Что за манера, сидеть в сумраке и НЕ ИДТИ ПРАЗДНОВАТЬ, когда можно жить совсем-совсем не так?

-Да, действительно! Пошли праздновать! – решил Владимир, отважно открывая дверь и попадая прямо в гостеприимную лужу. – Правда, скорее не пошли, а поплыли, но это детали!

И они пошли или поплыли… но это уже другая история Убежища, которая будет немного позже…

 

Конец седьмой книги.