Навигация Форума
Вы должны войти, чтобы создавать сообщения и темы.

Глава 5

Предыдущая часть

Девчонка внимательно рассматривала его физиономию, и, кажется, даже посмеивалась немного.

-Чего ты ржешь? – грубовато уточнил Егор и его тут же кто-то сильно дёрнул за волосы сзади. - Ааа, что это? – он резко обернулся и ошеломлённо повёл рукой – пусто, никого не было! – Кто это сделал?

-Твоя скукотища, наверное! – пожала плечами девочка. – Ладно, пора мне, что тут тебе объяснять, если сам услышать не хочешь?

-Погоди… а разве меня это… морочить не будут? – осторожно уточнил Егор.

-А тебе оно надо? Если хочешь - пожалуйста. Сейчас Баюн вернётся и сделает так, чтобы ты всё позабыл.

-Нет, я не хочу! – замотал головой Егор.

-Ну, ладно, всё равно тебе никто не поверит.

-Погоди… а вот то, в смысле та… кикимора, что она в доме-то делала? Они же болотные!

-И болотные бывают, и в лесу живут иногда, и в домах. Они разные.

-А что она делала и почему на прялку так запала? И вообще, кто она? И кто меня за волосы дёрнул?

-Кто она? Нечисть. Делала? Да ничего хорошего – тоску в дом тянула, пакостничала потихоньку, рукодельничала. Только они ничего толком не умеют, зато, сами уверены, что делают всё отлично, вот и пытаются хозяев учить. Если шитьё – всё порвёт или распустит, вязание…

-Запутает, да? Я видел, как соседка c каким-то месивом из ниток выходила и ругалась.

-Ну, да, так кикимора и «вязала». Прясть вот они ещё очень любили, а прялка сейчас редкость, в домах их не найти. Вот кикимора и заскучала по прялке да не удержалась.

-Слушай, а почему она боялась за тень дома выходить? – непонятно почему, но страшно Егору уже не было. Откуда ему было знать, что это из-за сказочницы.

-Тень для неё как стена защитная, вот и опасалась её покидать. Везде, где она в тени дома, она может стремительно спрятаться.

-А почему она вся такая… в какой-то грязи?

-Не знаю, если честно… знаю, что они очень любят срезать или вырывать шерсть у животных, перья у птиц, а вот зачем? Может, так маскируется, может, украшения у них такие. Но живность они пугают здорово, да и людей могут. Были случаи, когда хозяева даже из дома уходили, бросали его – это когда кикиморы и шумели, и пугали, и душили ночью. Можно было бы просто дом освятить, и она бы сгинула, но это же хозяйка должна решить, а она никак не могла собраться.

-И вы прибыли только чтобы кикимору прогнать, случайно про неё узнали? – вдруг засомневался Егор.

-Нет, не вдруг… и не случайно! – рассмеялась девчонка. – Но много будешь знать…

-Плохо будешь спать! – продолжил за неё мрачный волк, мягко опустившись около скамейки и стряхнув с себя кота.

-Ну, что, память ему оставлять? – хитренько уточнил кот у девчонки. – А, Катенька, радость моя?

-Оставь, пусть себе… - та пожала плечами.

-Погоди, ты так и не сказала, кто меня дёрнул?

-Ветер, молодой ветерок, - рассмеялась Катерина. – Только не говори ему, что он скучный, иначе у тебя будет такая весёлая жизнь, что мало не покажется!

Около Егора отчётливо завился воздушный поток, и Егору на секунду показалось, что в нём промелькнули почти человеческие черты – померещилось, наверняка!

-Ну что, полетели? – буднично уточнил Бурый, подставляя спину Катерине. – А вас, Баюн, я попрошу остаться! – Егор где-то слышал эту интонацию, только никак не мог вспомнить, где именно. – Сказано – не лезь! Пусть тебя ветер несёт!

-Да вот ещё! – насмешливо фыркнул Баюн, моментально оказавшись на волчьей спине за девчонкой. – Если бы ты радость мою, Катеньку, не вёз, мне не повезло бы, конечно – мог бы сбросить. А так… неее, никуда тебе, дружище, от меня не деться!

-Вот же! – Бурый собрал гармошкой шкуру на носу, открыв острейшие и здоровенные белые клыки. - Парррразит!

-И вовсе даже нет! Я свою работу сделал, даже тебя очевидцем обеспечил… Ну, скажи, пожалуйста, где ты ещё видал такого заботливого сказочного Кота?

-Арррр… тист, - Бурый Волк хотел сказать нечто абсолютно другое, но припомнив, что на нём сидит Катерина, а рядом, открыв рот от крайнего изумления, находится «очевидец», свернул волчье ругательство в невинное слово. – Филиппу Соколовскому, соколу нашему ясному, у тебя учиться и учиться! – презрительно фыркнул он.

Катерина не обратила на их перепалку ни малейшего внимания, умащивая перед собой пакет с прялкой, а когда закончила с этим, перевела взгляд на Егора.

-Мы уже улетаем. Надеюсь, не сильно тебя напугали?

-Ннннееееа, - он соврал, конечно. Напугали и ещё как. Но какой бы мальчишка признался в этом?

-Ладно, сейчас уже ты можешь двигаться нормально! – спохватился Баюн, сверкнув яркими глазами на Егора. – У соседки в доме больше никакой пакости нет, а вот в лес рекомендую одному не ходить – за Змеиным озером у вас леший проживает.

-Погоди… а они что, на самом деле бывают? – Егор опомнился и вдруг сообразил, что сейчас они улетят и всё! А он, как дyрaк, ничего толком не выяснил, не спросил, можно ли их ещё увидеть, и что там, за теми воротами, и как их найти?

-Бывают, конечно, и, как правило, недружелюбные, так что не рискуй понапрасну.

-Так лешие же это хозяева леса? – Егор изо всех сил тянул время.

-Какого? Посаженого леспромхозом СССР в одна тысяча девятьсот пятьдесят четвёртом году? – фыркнул Кот. – Не смеши! Никакие они не хозяева, а такая же нечисть, как и кикиморы, только помощнее, прямо скажем. И да… не вздумай оставлять что-то им в подарок, а то есть такие чудаки, которые что-то типа дара оставляют при входе в лес. Думают, что хорошее дело сделали, полезное, а на самом деле, сами себя передают во власть нечисти. Дар оставил, чего-нибудь пожертвовал, значит, шаг к ним сделал. Сам! А у тех логика однозначная – этим ты передаёшь себя в их власть. И вот там уж как лешак захочет – будет скучно, так заиграет, что человек может и не выйти. Может, и не в этот раз, потом, лет через десять – им-то времени не жалко.

-Я и не знал, что так нельзя… - озадачился Егор.

-Ну, вот теперь знаешь, - буднично кивнул Баюн. – Ладно, Бурый, я не понял? У тебя чего, кнопка зажигания не работает?

-Да есть ли границы наглости у подлых кошаков? – рыкнул моментально разъярившийся Бурый.

-Нет, это я тебе совершенно ответственно заявляю, как первый котоэксперт! – тоном школьного учителя заявил Баюн. – Наглость, чувство собственного достоинства и уверенности у нас безграничны! Неужели же за столько времени ты ещё не понял?

-Катерина, я тебя прошу, заткни ты его, иначе он может болтать на эту тему всю дорогу назад, и ещё несколько следующих дней! – пробурчал Волк, хмуро покосился на Егора и прыгнул вверх.

Девчонка, совершено спокойно восседающая на волчьей спине, чуть наклонилась вперёд, и было очевидно, что это привычное движение, а потом обернулась на Егора и помахала ему рукой.

-До свидания! – донеслось до него.

-А почему, кстати, до свидания, а не прощай? – тут же полюбопытствовал Баюн, потеребив Катерину за рукав.

-Не люблю прощаться, - улыбнулась она, - Просто терпеть не могу!

-И это правильно! Такие как мы никогда не прощаются! Даже если нас напрочь забывают, мы всё равно способны прощемиться даже в узенькую-преузенькую щелочку, закрытую на все замки памяти. Вернуться и удивить! – Кот горделиво выпрямился на волчьей спине и так забылся, что разжал на секунду когти.

Его вопль, когда он ощутил себя парящим над землёй безо всякого ездового волка под собственным охвостьем, был полон крайнего возмущения. – Бурый, бессовестная северная дикая мордаааа!

Уже через пару мгновений свободного полёта, его поймал ветер, и вернул на место, с которого кот был сброшен хитрым движением Бурого, но возмущение никуда не делось, и Баюн ещё долго высказывал его Волку и посмеивающейся Катерине.

А Егор… Егору пришлось стремительно прятаться от возвратившейся домой соседки, и, сидя в кустах наблюдать, как опасливо она крадётся в собственный дом, как переводит дыхание от каждого звука и скрипа половиц на пороге.

Когда ему удалось дозвониться до родителей, первое, что они услышали было:

-А можно я в следующем году тоже в деревню к бабВаре приеду, а? Ага, понравилоооось, ваще! Неее, не скучно! Уж так не скучно!

-За год-то я научусь в лесу ориентироваться получше, компас раздобуду и пойду лешего искать! А вдруг, они и за ним прилетят! – решил Егор, хорошенько обдумав всё случившееся. – Озеро Змеиное, значит, да?

Знал бы он, что примерно в это же время, нахмурившаяся Катерина строго допытывается у Баюна, зачем тот сказал мальчишке про лешего, а в особенности, где именно его искать?

-Радость моя, понимаешь, какое дело? Тамошний леший очень уж скрытный… Если его кто и выманит, то только такой вот пролазный паренёк! Не-не, не надо на меня так смотреть! Я же его предупредил! Ничего такого опасного он уже не сделает. За ним проследят, и ничего такого с ним не случится… - заюлил хитрый Баюн.

-На живца, значит, да? – хмуро прищурилась Катя, в котовых хитростях уже поднаторевшая. – Совесть у тебя есть?

-Есть! Есть у меня совесть, радость моя! – обрадовался Баюн. – А как же! Специальная кошачья совесть, как полагается каждому из нашего рода! Она может свернуться в мааааленький комок, стать жидкостью, как истинный котик, вытянуться в шнурок и испариться, короче говоря, она – настоящее наше отражение. Я ею горжусь! Не бойся, всё будет хорошо! Ты же знаешь, что это первый сказочный закон, да? Я всегда прикладываю его к совести, и она так радуется! А раз так, то и я радуюсь. А радость котика это тоже такая особая штука – она может распространяться, как кот разлёгшийся на кровати хозяев, растянуться, как кот, который слопал два килограмма мяса и ему хорошо, радовать всех, как кот…

-Короче, пошли, Катерина, отсюда, пошли! Иначе, он нас заболтает, как родоначальник всех болтливых, наглых, обжористых котов, - вздохнул Бурый, и они пошли.

Но это уже совсем другая история...

 

И да... если кому-то захотелось встретиться с героями рассказа - пожалуйста. О них написаны девять книг, пишется десятая.

Книги можно найти на Литрес - ссылка ТУТ