Навигация Форума
Вы должны войти, чтобы создавать сообщения и темы.

5.1 Ерунда на ровном месте

Предыдущая часть

Любой нормальный человек испытывает приступ сожаления, когда видит, как что-то ему принадлежащее вдруг оказывается в чужих руках. Вадим исключением не был и теперь страдал.

Когда Ульяна сказала ему, что нашла кого-то другого, он не очень поверил... Скорее всего, дело было в том, что он всегда был на голову выше всех окружающих. Он – талантлив, молод, привлекателен, из знаменитой семьи – научная элита, выше только звёзды. Когда к вышеперечисленному добавились деньги, даже звёздам пришлось потесниться, пустив в свою обитель Вадима, по крайней мере, ему так представлялось.

Если бы не его одержимость научной славой, он навёл бы шороху среди представительниц прекрасного пола, но его азарт был направлен именно на химию. Девушками он интересовался значительно меньше химических формул. Но Ульяна...

Ульяна сначала поразила его внешностью, и он был уверен, что она столь же глупа, как красива. Когда выяснилось, что это отнюдь не так, он удивился. Нет, всерьёз не воспринял, но призадумался. Слегка... Потом понял, что кроме внешности и ума, ну, конечно, не такого, как у него, но вполне-вполне достаточного для девушки, есть еще воспитание, порядочность и верность. Ему понравилось приходить домой, когда его там ждали, стало радовать, что его слова интересны, да что там! Он даже влюбился и не бросил Ульяну, когда дед заговорил об этом первый раз! Потом... потом, да, с поездкой в Москву на покорение Лены вышло неудачно. И дед был недоволен, и Ульяна расстроилась так, что они чуть было окончательно не расстались. Тут уж пришлось постараться, чтобы она его простила. Стало казаться, что оно того стоит – дед его всё равно игнорировал, а Ульяна всегда была рядом! Он даже с деньгами ей помог. Правда, её родители ему всё быстро вернули, но благородство собственного поступка грело Вадиму сердце.

И вот, когда жизнь стала налаживаться, выяснилось недоразумение с дедом и тот вернул своё расположение, когда Вадим приготовился получать заслуженные блага, Улька вдруг ни с того, ни с сего устраивает ерунду на ровном месте!

По мнению Вадима, ни история с дурацким невестиным букетом, прилетевшим к Ульяне, ни случай с помойным котом, из-за которого они с Улей поссорились, никак не тянули на причину расставания.

Вадим, после последнего их разговора, долго злился, потом реанимировал смартфон, который, улетев в автономный полет, к счастью, приземлился в кресло, а потом сообразил:

-Ну, точно! Это она специально устроила, чтобы я ей предложение сделал! Неужели же, она думает, что на такую глупую уловку меня можно поймать? Явно придумала, что у неё кто-то есть, чтобы я поревновал... Уля! Я на такое не куплюсь! – рявкнул он в пустоту собственной квартиры. Пустоте было всё равно, но ей было скучно, поэтому, она поперекидывала пойманную фразу от стены к стене, поиграв с эхом...

-Почему-то, когда тут была Ульяна, никакого эха не было... – машинально заметил Вадим, не понимая того, что именно она не давала пустоте проникнуть в его жизнь.

Он решил, что подобные игры с ним не пройдут, и он не будет звонить этой дyрочке, пока она сама не осознает, что была не права. Только вот стоило ему выйти на улицу и, решив пройтись пешком, проследовать по заснеженному центру города, как он узрел в окне знакомого ресторанчика Ульку с подругами, а потом и этого...

-Так что, значит, это не уловка? Значит, действительно она себе кого-то нашла! Быстро, ничего не скажешь! А как же все эти её «люблю-люблю»? Что, прошла любовь, завяли помидоры? Быыыстро же ты, а строила-то из себя... – шипел Вадим, поспешно удаляясь подальше от ресторана. – Жаль не рассмотрел, на кого она меня променяла!

Ноги сами принесли его обратно, и он уставился на типа, активно болтающего с Улькой! Правда, тип и про еду не забывал, но с Ульки просто глаз не сводил.

-Какой-то прощелыга-бизнесмен! – ярился Вадим.

И был не прав. Константин был вовсе не бизнесменом, а архитектором, и ни коим образом не являлся прощелыгой. Он и по ресторанам-то ужинал не часто – сам хорошо готовил и любил это делать.

Причина, заставившая его в этот вечер прийти в ресторан и, тем самым попасть в цепкие лапки Марины, была весьма прозаична – ему страшно хотелось поесть жареного мяса! Он всю неделю мечтал об этом, едва приволакиваясь домой от усталости. Готовить ни сил, ни времени не было, тем более, что дома его ожидали, кидались на шею, сбивали с ног и норовили зализать нaсмeрть!

-Народ! Дайте хоть передохнуть! Да хоть вздохнуть! – упрашивал он двух собак и толстенную кошку-сибирячку. – Счас всё будет! Корм, прогулка, что хотите...

После прогулки с собаками он возвращался таким голодным, что был готов с псами сухого корма пожевать... Спасала вечная яичница с колбасой и бутерброды с сыром.

-Ну, ладно-ладно! В субботу сдача проекта, там явно допоздна проторчу, а вот в воскресенье... сделаю себе мясаааа, - мечтал он.

В воскресенье Костя его даже достал из морозилки, а потом позвонила матушка, и ему пришлось срочно ехать спасать матушку от забившейся раковины, а точнее раковину от мамы. Почему нельзя вызвать сантехника, Костя традиционно не уточнял – бесполезно... На месте выяснилось, что дело вовсе не в раковине, а в соседке, которая поедет в Турцию, а мама там никогда не была...

-Её сын оплатил ей путёвку! – укоризненно вздыхала мама, пока он осматривал вполне исправный сток. - А я?

-А ты что? – ему стало так жалко свой выходной, своё мясо, свой фильм и книжку на диване.

-Котя! – мама отлично знала, что он ненавидит это детское прозвище. – И ты это допустишь? Когда ты развёлся, я думала, что ты начнёшь меня лучше понимать...

-Мам, я оплачу тебе эту Турцию, а сейчас, раз уж раковина оказалась вполне здорова, можно я поеду, ладно?

Нет, она предлагала его накормить, но он рвался к себе.

-Вот приеду, собаки встретят, Василиса будет мяукать и требовать внимания, а я сразу на кухню! – бормотал он. Нет, правда, что может быть лучше для свободно-разведённого, уработавшегося вдребезги, усталого донельзя мужчины?

Приехать-то он приехал, открыл дверь и озадаченно замер в прихожей.

-Не понял... А где все? – тишина была ему ответом! Тишина, в которой где-то в отдалении цокали чьи-то когти...

Его не встречали только в том случае, когда... когда...

-Мясо! – Константин так вожделел свой обед, что, узрев, что осталось от основного и главного ингредиента, аж в лице изменился - остался только влажноватый пакет...

Василиса, прокравшаяся незаметной, пусть даже вполне упитанной тенью за хозяином на кухню, быстренько прикинулась кусочком позабытой в углу темноты, и даже брюшко втянула, стараясь быть поменьше. Правда, безрезультатно – слишком много там всего было.

-Как?! – возопил хозяин, кажется, слегка расстроенный. – Как можно было достать моё мясо из холодильника?!

-Тоже мне, проблема, вот наивный! Залазишь на подоконник, упираешься передними лапками в ручку и отталкиваешься задними! – беззвучно фыркнула Василиса. – Тут главное-то что? Главное, успеть напомнить псам, что львиная доля добычи принадлежит львице! – она горделиво распрямилась, и тут же снова свернулась клубочком, ругая себя за беспечность и глядя вслед хозяину, который рванул в комнаты, искать собак.

-Чего их искать-то? Один под кроватью, едва залез, два раза застревал! Второй за креслом. Ну, то есть, его передняя часть за креслом, и он надеется, что раз он ничего не видит, то и его хвостоносная половина никому не видна, - Василиса послушала, как ругается хозяин в комнатах и довольно вздохнула. - Сухой корм, это еда, конечно, но мясо-то лучше!

-Совести у вас нет никакой! – ругался Константин на трясущуюся как в ознобе кровать, под которой пряталась его длинная собака, и заднюю половину его высокой собаки, видневшуюся из-за кресла. – Обжоры! Я так мечтал! Я ж с вами поделился бы, а вы? А вы...

Желудок, обиженно прислушивавшийся к выкрикам, разочарованно напомнил о себе.

 

Продолжение