Навигация Форума
Вы должны войти, чтобы создавать сообщения и темы.

Глава 23, часть 1. Такие разные хозяева

Предыдущая часть

-Какой у вас пёс изумительный, - Варя и правда так думала, никакого лукавства в её словах не было.

-Нууу, если на внешность смотреть, то, да. Дворняга, правда, но видный, хоть и очень старый. Прямо мистика какая-то, - капризно фыркнула женщина.

-Почему мистика? – удивилась Варя.

-Да его веты осматривают, и никто не верит, что ему уже гораздо больше десяти. Он у мужа-то двенадцать лет, а попал к нему взрослым.

-Так это же замечательно! – удивилась Варя кислому тону собеседницы.

-Нууу, как посмотреть. Мы недавно переехали из Подмосковья, из частного дома в квартиру и думали, что маленькую собачку заведём. Ну… Скоро. Большие-то псы долго не живут. А этот…

Варя порадовалась, что на этой аллее парка не очень-то светло, и собеседница не вглядывается в её лицо.

-У них с мужем прям такая любовь была, такая любовь! Мужу этот Булат несколько раз жизнь типа спасал. Хоть мне кажется, что это такие сказки…

-Почему же, это бывает, - сдержанно ответила Варя.

-Бывает, конечно, но не так же! Он прям вроде опасность чует. А я вот думаю, что муж просто придумывал всё это.

-Зачем?

-Ну, как же! Чтобы от него не избавляться. Он меня терпеть не может, Булат этот.

-Да ну, что вы! Он же вас слушается беспрекословно.

-Это, да. Но только потому, что ему муж приказал. А так – не переносит. Я же вижу! Ревнует, небось. Они раньше вдвоём жили, а тут я. И муж со мной всё время! Ну, я решила, что пусть доживёт, сколько там ему осталось, а он все живёт и живёт!

Последняя фраза была сказана с такой страстью, что Варя даже опешила немного. Было понятно, что собеседнице просто охота высказаться, вот она и не стесняется в выражениях. В самом деле, чего стесняться?

-Ну, вы же понимаете? Да? Старый вредный чурбан!

-А муж ваш, что думает? – Варя отлично понимала - то, что думает сама сейчас высказывать нельзя. Иначе она и близко не сможет Лиску пускать гулять с Булатом. Ей очень хотелось услышать от этой дуры, что муж её обожает пса и мечтает, чтобы он жил как можно дольше!

-Ой, ну вы же знаете этих мужчин? – cнисходительно рассмеялась собеседница и Варя даже в темноте сквозь падающий снег увидела её торжествующую улыбку. – Раньше прям на груди рубаху рвал, мол Булат ему чуть не брат. А сейчас… Ну, ночная кукушка всегда дневную перекукует. Теперь уже и сам понимает, что пора бы… Ну, вы понимаете… Пусть даже псина эта дурацкая его спасала, но за столько-то лет мы с ним уже в расчёте. Он жрёт-то сколько! А я ещё сказала, что беременность буду планировать только когда пса этого дома не будет! Не хватало ещё! Мой ребенок и дворняга какая-то!

Варе вдруг стало нехорошо. Перестало хватать воздуха. Она стояла в декабрьской метели и смотрела на красивую, ухоженную женщину изо рта которой вываливались такие слова. – Да змея ядовитая милее! Бедный пёс! Бедный несчастный пёс!

-Да, я вижу, вы тоже в шоке! – продолжала вещать эта баба, которую и женщиной-то назвать не хотелось. – К счастью, муж уже почти дозрел избавиться от этого дворняги.

Она много чего ещё говорила, пока Варя не ощутила, что её сейчас просто вытошнит от манерного голоса и яда, сочащегося из слов собеседницы.

Варя была настолько в плохом настроении, что Кузьма, задержавшийся на работе, решил, что это она на него обижена.

-Малыш, не сердись, я не хотел…

-Что? А, нет, я не поэтому, что ты!

Кузьма в два счёта выяснил у жены, в чём дело и только кулаки сжал.

-Вот же уроды! Оба! Даже не знаю, кто из них мерзее! Наверное, всё-таки мужик! Хоть, какой он мужик? Так, слизняк подлый.

Ни один из них не заметил, как замерла Лиска, услышавшая то, что говорила Варя.

-Булат? От Булата хотят избавиться? Нет! Как же так! – Лиска почувствовала себя такой несчастной.

-Лис? Лисуль? Ну, что с ней? – Варя переживала около тоскливо лежащей в углу Лиски. Вук маялся рядом. – Совсем никакая, словно в воду опущенная. Не заболела ли? Ну, поешь хоть что-нибудь!

Узенькая рыжая мордочка доверчиво легла в ладонь хозяйки. – Как же так? Ну, как это?

-Милая моя, хорошая! – Варя перебирала события накануне и вдруг сообразила, что Лиска с её изумительной понятливостью, услышала и поняла то, что она рассказала про Булата. – Нет! Ты не думай! Я тебя никогда-никогда не брошу и не предам. Никогда! А когда у меня будет ребенок, ты мне будешь помогать, да?

- Правда? – Лиска с такой надеждой смотрела в лицо хозяйки, что та села рядом на пол, сгребла собаку на руки, и укачивала её как младенца, и уговаривала, и упрашивала не расстраиваться. – И знаешь, давай мы подумаем, как можно у этих… Блин, их даже людьми-то не очень хочется называть! У этих хомо саписенс… Булата забрать. Выкупить, может? Не бросать же его! Пусть хоть доживёт нормально, сколько бы ему лет не оставалось.

-Ой, он же молодой. Он старше меня, но ненамного! – Лиска с такой надеждой прижалась к Варе, что та всё поняла.

-Бедная ты моя! Ничего, ну, будут у нас три собаки. Такая цифра хорошая!

С того дня Лиска высматривала друга и холодела от ужаса, что от него уже избавились, что они не успеют его спасти. Каждый вечер она обнюхивала метки, и с радостью обнаруживала, что да! Он жив, он отвечает на её метки "письма".

 

Продолжение