Навигация Форума
Вы должны войти, чтобы создавать сообщения и темы.

6.1 Воспитательное насилие в кошачьем изложении

Предыдущая часть

Урс излагал проблему, а Мяун, уставился на пса, словно не веря своим ушам. Шерсть на загривке медленно поднималась дыбом.

-Он, что? Совсем глупый? А почему же вы ему не сказали? Надо же было объяснить! – Мяун по национальной русской традиции, поддержанной ещё классической литературой, начал искать виноватых и параллельно соображать, что с ними сделать, когда они найдутся! Чернышевский не был его любимым писателем. Прямо скажем, он плевался от одного упоминания этого типа, но временами с пользой можно применять и неприятные вещи. Итак… сакраментальный вопрос: «Кто виноват и что делать?» молнией сверкнул в кошачьих глазах.

-А то мы не объясняли! – насмешливо фыркнул Урс. – Как только не говорили! И мы, и люди! Но этот чудик считает, что это мы его просто пугааааим! – Урс забавно передразнил Рыжика. – Он же по-настоящему не пугался… Злых людей не встречал, так что думает, что это мы вредничаем.

-Да, он тут рвался с электриком пообщаться! – добавила Айка. – Мы ему сказали, что человек может его на фоткалку снять и в плоскую штуку, - она кивнула на телевизор, - запихать.

-А он? – хмуро спросил Мяун.

-Он сказал, что будет рад. Потому что там только львы и тигры, и эти… как их… с мордой как у унитаза – гиппы, а говорящих котиков нет, а он лучше и интереснее! – в тон ему ответил Урс.

-Да-ты-что? Праааавда?! – Мяун начал тихо звереть. – Это он у нас лучше гиппопотама? Льва и тигра? Балбееееес!

Мяун никогда не страдал отсутствием воображения, поэтому в подробностях представил, как электрик или сантехник, курьер или случайный сосед, снимают видео с этим дурнем малолетним, выкладывают его во всемирную сеть, оно тут же становится вирусно-заразным, ещё бы, это же сенсация – говорящий разумный кот!

-Дальше на электрика валятся деньги и любопытствующие заинтересованные личности. Говорящий кот - это же деньги-большие деньги-гигантские деньги! А потом этот юный идиот оказывается или в каком-нибудь экспериментальном засекреченном центре, где над ним ставят опыты, или во владениях арабского шейха, чтобы болтовню коней переводить, или в клетке у нефтяного магната где-нибудь на другом конце земли! Да, хозяева у него хорошие, конечно, не продадут и не отдадут, но он же сам побежит на «интервью» или его попросту выкрадут! А самое-то страшное в том, что он знает, что он не единственный, и отлично в курсе, где есть целая семья таких бесценных котиков! Моя жена! Моя Малуша! Я сам! Мы все под ударом!

Мяун бормотал вслух, свирепел и под конец стал похож на рыжий меховой шар, по которому пробегали искры.

-Ого… Я и не знал, что ты так можешь! – уважительно хмыкнул Урс.

-Я и не так могу! – сухо ответил Мяун. – Где этот малолетний идиотик? И где можно с ним поговорить? Желательно подальше от людей и без свидетелей!

Урс проводил Мяуна в квартиру Марины Сергеевны, которая располагалась дальше всего от гостиной, а сам отправился за Рыжиком.

-А я и говоряю, что я лучше льва! – важно вещал Рыжик, обращаясь к гостям.

-Рыженька… Это конечно так, только вот львам-то всё равно, что про них узнают, а вот тебе это не надо бы! – в два голоса пытались убедить его Алёна и Аня.

-Но я же луччче! – не соглашался глупыш. – Ой, ну куда ты меня пинкаешь? Я же тут говоряю с гостями!

Он недовольно воззрился на Урса, который вздохнул и снова подтолкнул болтливое недоразумение по направлению к лоджии.

-Давай-давай! Тебя Мяун ждёт!

-А чиго он сам сюда не пришел? – удивлялся наивный Рыжик.

-Ещё не хватало, чтобы взрослые говорящие коты к тебе сами бегали! – Урс ловко направил глупыша в нужную комнату и уселся, прижав спиной дверь. – Так-то оно надёжнее!

-А куда это Урс Рыжика уволок? – негромко уточнила Алёна у Матильды Романовны.

-Как я понимаю, к старшему по званию… - Матильда очень надеялась, что Мяуну удастся то, что никак не получалось у них самих. Они с Мариной уже даже начали разработку плана по внушению дурачка, который по своей самоуверенности и доверчивости запросто мог попасть в беду, но для этого в секрет Рыжика надо было посвящать постороннего. На такие крайности идти не хотелось, а все их доводы Рыжик попросту пропускал мимо ушей.

-Надеюсь, что старший по званию справится! – вздохнула Марина Сергеевна.

-А где это мой кот, не знаете? – встревожилась Аня, обратив внимание на долгое отсутствие Мяуна и некую суету вокруг.

-Как мы поняли, воспитывает будущего зятя, - ответила Алёна.

-Ааааа, ну, это он может… Он мне тут позавчера лекцию читал о насилии и воспитании. Смотрел передачу о том, как надо воспитывать и не прибегать к насилию… Долго смеялся, - она осеклась, а потом облегченно выдохнула. – Вы себе не представляете, как же приятно свободно разговаривать про Мяуна! Он же – секрет, а иногда так хочется поделиться…

-Мы отлично вас понимаем! – покивала Матильда. – А что же он про воспитание говорил и почему смеялся?

-В передаче выступали психологи и педагоги-теоретики. Из таких, знаете, академических кругов… Так вот они долго рассказывали, как надо сказать, какую мыслеформу использовать, чтобы дитятко не обиделось на слово «нельзя». Мяун слушал, слушал, а потом заявил, что странно ему видеть людей, которые не понимают, что любое воспитание – это насилие. В принципе любое! Ну, хочет ребенок сунут палец в розетку, а ему не дают. А он хочет! Ему запрещают. Насилие – бесспорно! А школа? Там вообще сплошное насилие! Не хочет ребенок вставать, а его будят, не хочет сидеть на уроке, а его заставляют, не желает делать домашку – а ему говорят, что надо! Ну, насилие же над личностью, - Аня хмыкнула. – Любое воздействие против воли особи можно считать насилием над этой особью-личностью и от такого подхода эта самая личность напрочь спрыгивает с рассудка! Это я цитирую… - пояснила она.

-Какой у вас кот интересный! – восхитилась Матильда. – И какой же выход?

-Мяун утверждает, что такие академические взгляды надо лечить предельно жесткими методами – запереть подобного психопедагога с детками, которые воспитывались безнасильственными способами, то есть приучены делать всё, что им вздумается. Потом подождать немного, а потом убрать то, что от учёного останется… Правда, может, остаться не очень много.

-Браво! – зааплодировала Марина Сергеевна.

-Да, он говорит, что если из-за подобной ерунды на улицы выходят люди уважающие и ценящие только и исключительно себя и свои желания, то пусть первыми их жертвами будут те, кто это пропагандирует. Кстати, он сам Малушу ни разу не отшлёпал, самое страшное наказание – когда он не разговаривает с дочкой. И, кстати, как выяснилось, это у современных педагогов тоже считается насилием. Правда, Мяун, когда Малуша, которая эту передачу смотрела, что-то такое мявкнула, парировал, что он тоже личность и никто не может заставить его разговаривать с той, кто этого просто не заслуживает, потому что облила белого бульдога мясной подливой и вылизывала на ней узоры! Да мало этого, хотела ещё и Настю к этому привлечь, потому что у неё язык шире! Почти как у нашей бульки Плюшки.

Алёна с трудом сдержалась, чтобы не расхохотаться.

-Да ладно… Вряд ли она смогла бы подбить на это Настюшу, - недоверчиво сказала она, покосившись на исключительно примерную девочку, которая играла со Степаном.

-Запросто! – вздохнула Аня. – Это чистой воды оптический обман, - она обвела рукой пространство вокруг дочки. – Настасья у нас что-то вроде Малуши… Я правда, не поняла, кто кого учит, по-моему, они обмениваются идеями. В принципе, Малка по развитию старше, но я вот наблюдаю, что Настя что-то лепечет, а Малуша Мяуновна внимает. То ли впечатлениями обмениваются, то ли планы строят. Не знаю, но дружат крепко и очень друг другу подходят!

Так как в этот момент Настя водрузила на высоченную горку из кубиков кружку с соком и расчётливо приглядывалась, как бы это обрушить, и куда сок прольётся, дамы со вниманием отнеслись к словам Настиным словам.

-Неее, дорогая, сок мы прольём дома и не на Стёпу! Понимаю, что это – объект новый и интересный, но не надо мальчика обижать! Он-то тебя не обижает! – Аня умело изъяла кружечку и вручила дочке замену – мягкого слоника, которого Настя тут же водрузила на кубики и столкнула на Стёпку. Правда, тот только посмеялся. Слоны – это штука приятная!

А пока в гостиной происходили вполне мирные разговоры и игры, в дальней комнате осуществлялся котовоспитательный процесс!

 

Продолжение