Навигация Форума
Вы должны войти, чтобы создавать сообщения и темы.

15.2 Очень странная жена

Предыдущая часть

Через несколько минут Марина Сергеевна уже набирала номер Глеба - Глеба Ивановича Горина, друга её покойного мужа, генерала погранвойск. Он сам привёл ей Терри и он-то поймёт, что может почуять этот пёс и насколько это серьёзно! Горин всё сообразил сразу.

-Я понял. Сейчас постараюсь выяснить. А куда парня отправили? Якутия? Ого! Да уж, там может быть холодно! Даже не то слово как!

Пока бабушка дозванивалась, Алёна изъяла Светланин смартфон, прокравшись в комнату к крепко спящей сестре, и именно она приняла звонок от Ваниного начальства.

-Светлана Владимировна, Иван пропал, но вы не волнуйтесь! - мужской расстроенный голос объяснил, что пока причин для паники нет, их ищут, и найдут, непременно найдут! – Они ехали по зимнику, а тут пурга... Связи нет... Когда пропала? Нууу, уже некоторое время как. Но вы не переживайте! Мы их найдём!

Алёна поугукала для порядка, попыталась уточнить подробности, естественно, ничего не узнала и отключилась, злая, как стая разъяренных волков.

-Ага, вы не волнуйтесь, дорогая Светлана Владимировна, не переживайте на девятом месяце беременности! Рррррр, если бы Светка взяла трубку, её бы уже в роддом забирали и неизвестно ещё чем бы дело закончилось!

-Так, не дёргайся! – Матильда отобрала у Алёны смартфон и машинально его вытерла, словно смахивая плохие известия. – Ты сказала ему, что у Вани левая нога повреждена?

-Сказала. Он решил, что я от беременности и стресса с ума сошла, ну, то есть Светка с ума сошла.

-Я пока не сошла, но уже на пути к этому! – ледяной голос старшей сестры заставил Алёну подпрыгнуть от неожиданности. – Что с Иваном? Вот только не надо этого, ладно? Я половину твоего бормотания слышала! И как ты посмела спереть мой смартфон?

Алёна и хотела бы объяснить, но не получалось – Светка говорила грозно, а по щекам катились крупные слёзы и губы дрожали.

-Так, спокойно! – Марина Сергеевна, которая уходила к себе, чтобы очередной раз поговорить с генералом, вернулась и крепко обняла старшую внучку. – А ну-ка приводи себя в порядок!

-Бабушка, да как я могу? Там Ванька... – перед глазами у плачущей Светланы запрыгали картины одна другой страшнее.

-Ваня там и он будет стараться выбраться, а ты тут! И обязана, слышишь, ОБЯЗАНА, успокоиться. У тебя ребёнок, ты - весь её мир! И ей сейчас несоизмеримо страшнее, чем тебе! Ну, всё, всё... Горин сказал, что по прогнозам его коллег из Якутии, пурга скоро уйдёт!

Она покосилась на Терри, которому теперь не было нужды прятаться от Светланы, поэтому он пришел и сел, крепко прижавшись к её ноге.

-Терри, он жив?

Терри закивал.

-Ему не хуже?

Пёс отрицательно замотал головой так, что даже зашатался.

Светлана вскинулась от таких прямых вопросов и осеклась, глядя на бабушку. Почему ей раньше не приходило в голову, сколько всего она пережила за свою жизнь? Сколько разлук, смертей и потерь у неё за спиной!

-Ба, я думала, что я сильная, а я слабачка, - проскулила Света. – Я так боюсь за него! Я так его люблю и так боюсь...

-И правильно! И люби, и бойся, а ещё лучше помолись за него! – Марина давным-давно не гладила по голове старшую внучку, да раньше она просто и не позволила бы! Зато сейчас Света закрыла глаза, обняла бабушку и прошептала неизвестно откуда взявшиеся в памяти, совсем ей непривычные, но такие важные слова: «Господи помоги! Помоги ему!»

Человеку, которого очень ждут и любят, за которого молятся и верят в его возвращение, гораздо проще заставить себя жить – есть ради кого! Есть ради кого не сдаваться, не подпускать к себе ледяную усталость, которая так быстро лишает сил, надежды, последних крох тепла, силится утопить в темени полярной ночи... Нет, чего-то темнее, чем просто ночь – полной безнадёжности, переходящей в безразличие, за которым уже нет тепла...

Иван почему-то больше боялся и переживал за Светку и их дочь, чем за себя, и эта тревога заставляла двигаться, превозмогать боль, холод, мысли о том, что найти-то их найдут, только вот не было бы поздно...

Наши слова не бессильны, это не просто звук, а великая сила. Слово «люблю» сказанное за много тысяч километров может согреть и прибавить сил, «жду» - прибавить надежды и света в темноте занесённой снегом машины, «возвращайся, я без тебя не могу» - заставить верить в то, что получится дождаться помощи.

В перевернувшемся на бок КАМАЗе Иван мало того, что сумел наложить на сломанную ногу простейшую шину, так ещё и привести в чувство напарника, уже вдвоём они занялись водителем, крепко приложившимся виском и потерявшим сознание.

Когда проклятая пурга утихла и над занесённым зимником застрекотали вертолёты, разыскивая запропавшую машину, внезапно заработавшая связь, исправно соединила Ивана с начальством.

-Да, живы все. У водителя травма головы, а я ногу сломал.

-Левую? – вдруг уточнил начальник. – Ээээ, ладно, приедешь, потом поговорим, откуда я это знаю, но, по-моему, у тебя жена слегка того... ну, этого... Короче, ты с ней поосторожнее!

Второй звонок Ивана был как раз жене, с которой надо поосторожнее.

-Светочка, ты только не переживай... – начал Ваня издалека.

-Тебя нашли? Нога сломана? Левая, да?

-Эээээ... – Иван покосился на окно вертолёта, за которым проплывало бесконечное заснеженное пространство. – Милая, а как ты...? Аааа, Терри?

-Ну, конечно! - Светлана от облегчения запросто могла бы спеть, а, возможно, даже сплясать.

Она говорила с мужем, гладила совершенно счастливого пса из породы хранителей, смотрела, как за окном падает снег, чувствовала, как успокаивается, и, кажется, даже сворачивается клубочком её дочь.

Света так и уснула со смартфоном в руках и расслабленно сопящим Терри под боком.

-Счастье-то какое, что Ваня жив! – Алёна на цыпочках выбралась из комнаты, укрыв сестру и Терри с Касей и Заей, которые устроились с другой стороны от хозяйки, пушистым пледом. – А вообще-то, это страшно! Страшно так чувствовать того, кого любишь, и не иметь возможности помочь!

Она присела, погладила Урса, обняла его за шею и... И над ней тут же возникла рыжая морда и сообщила:

-Он сейчас говоряет, что оченно тебя любит! А сейчас говор... ой, Урсик, ну рази можено такие слова говорять? Мине Мяун рассказывал, чито они такие ругвательные!

Алёна рассмеялась немного нервно и покосилась на своего пса из породы хранителей. Тот вздохнул и положил морду ей в ладони.

-Я не буду спрашивать у Рыжика, что именно ты говорял, ой, говорил! – пообещала она Урсу. – Я тебя тоже очень люблю!

А потом подумала, что как бы они сейчас интересно и увлекательно не жили, дальше им придётся жить ещё более активно.

-Мы просто обречены на это... Вот интересно, как остальные воспримут наш сюрприз?

 

Продолжение