Навигация Форума
Вы должны войти, чтобы создавать сообщения и темы.

19. Котособачья дипломатия приёма гостей

Предыдущая часть

Урс не очень в это верил. Нет, он знал, конечно, что люди много чего навыводили... Он даже от Лиски о них слышал, но вот как-то не очень представлялось, что они по-настоящему существуют! Однако, вот, стоит Лисья хозяйка с объемной утеплённой переноской, вот открывает дверцу, а там...

-Ой, мамочки-кошечки! Хито это? Аааай, оно же... оно... – заверещал Рыжик, которому весь день говорили про то, что вечером к ним придут гости, но он пропустил мимо ушей всё подробности – занят был, с Малушей играл. – Лысееееииии...

Мяун отлично знал, что бесшерстные кошки бывают, даже сам видел такую, да и с Лиской пообщался вдоволь, знал он и то, что кому-то необычному неприятно, когда на него вопят про его особенность и тычут лапой, поэтому, невольно ощущая ответственность за будущего зятя, принял меры.

-Уиииии, - донеслось из-под лап рыжего увесистого Мяуна. – Тыф на меняф пиригинуфф и сеффф! Имммс...

Последний звук получился из-за встречи нижней челюсти Рыжика и коврика, на котором он находился – Мяун правильно рассчитал и крепко приложил правую переднюю лапу ко лбу разговорчивого дитяти.

-Мой дальний рррродственник, - бархатным тоном заговорил Мяун, - хотел сказать, что от восторга и радостного изумления он даже позабыл слова приветствия.

Урс возвёл глаза к потолку и незаметно покачал головой. Так складно врать, как этот рыжий меховой коврик, он никогда не умел и никогда не научится, даже если вдруг обретет дар людской речи и проживёт в два раза больше, чем обычно живут псы-хранители.

Ещё он порадовался тому, что его дочь Аришка в данный момент находится под жестким контролем Айки, которая решила, что если их щенок по привычке «поиграет в мягонького котика», то лысые кошки, которых пригласили сегодня в гости, могут этого и не оценить!

И тут из переноски вышли две... гмммм... абсолютно неприлично голые кошки!

-А они не фарафффные? – пропыхтел из-под лап Мяуна потрясенный Рыжик. – У мну форфтка квафифая, мну её ффффалко!

Мяун сдвинулся чуть вперёд, усилив давление правой лапы левой.

Рыжик попытался что-то сказать ещё, но банально не смог открыть пасть, и это было хорошо, потому как он планировал уточнить, а сколько эти самые кошки лысели, и какая у них была шёрстка до того, как?

Две розоватые кошки породы донской сфинкс сделали вид, что не услышали сдавленое бульканье и вежливо поприветствовали присутствующих.

-Ой, какая ты гладенькая! – на Малушу папиных лапок не хватило, поэтому она беспрепятственно приблизилась к младшей из Вариных кошек – Виве, и с интересом обошла её вокруг. – Ой, а какая тёпленькая! Пошли, поиграем? А?

Вива сомневалась недолго, и они тут же умчались, прихватив за компанию кошку Мышку и чёрную крохотную Тень.

Ёжка – старшая лысая кошка, благожелательно беседовала с Мяуном старательно не опуская взгляд ниже его морды, чтобы НЕ замечать старания молодого котика, пытающегося освободиться и уточнить интересующие его детали.

-Мы много слышали о вас от нашей Лисы, - она покосилась на рыжую пушистую Лисичку, с явным кокетством прохаживающуюся мимо морды Терри. – Особенно много слышали о тебе! – Ёжка подняла голову с огромными прозрачными ушами и уставилась на Урса. – Мы так рады, что с тобой всё хорошо, и ты спас нашу Лисичку в прошлом году.

-Дипломатическую котошколу сразу видно! – подумал Мяун, впечатлённый прекрасным воспитанием гостьи.

Перед ним теперь стояла проблема – хорошо было бы встать и проводить гостью в комнату, но как раз первое действие не представлялось возможным – как только он чуть сдвигал лапу в сторону, Рыжик пытался что-то произнести.

-Это что-то будет наверняка такое... такое... что с нами разорвут все дружеские отношения раз и навсегда! – осознавал Мяун.

Как назло, его супруга Василина присматривала за Малушей, Аня в комнате болтала с Варей, Алёной и Светланой, остальные понимающие люди были заняты на кухне.

Урс не сразу просёк попытки Мяуна привлечь его внимание – он слушал болтовню Лиски и посмеивался – бедняга Терри был покорён целиком и полностью, а Лиска, отлично это осознавая, кокетливо усиливала эффект.

Ежка чуть переместилась к рыженькой весёлой Лисе, и тогда Урс отчётливо услышал.

-Фшшшш, фы-шшшш! – Мяун очень страдал от того, что не может силой мысли повернуть к себе этого недогаду!

-Чего ты шипишь? – напрямую уточнил простодушный Урс.

-Я? Я шиплю? Да тебе, дружище, померещилось! – заверил его Мяун. - Но раз уж тебе померещилось, то, чтобы оно было не зазря, сделай доброе дело, лапу дай!

-Че-го? – изумился Урс, больше обычного мечтающий о полном отсутствии гостей в его собачьей жизни.

-Я думаю... - с тяжким вздохом отозвался Мяун, - я думаю, что твоя лапа очень хочет постоять вот тут! – он кивнул себе под ноги, туда, где сверкал глазами временно обесточенный, то есть обезреченный Рыжик. – Короче, постой тут, пока я не провожу наших гостей подальше!

-Аааа, так бы сразу и сказал! – Урс тоже не любил с порога грубить непонятным собакам – кому приятно, если бульдога спросят, чего у него такой плоский нос, а у бультерьера поинтересуются, зачем он постоянно держит во рту кабачок? Да и прочим породам может быть неприятно, когда особенности их внешности обсуждаются так... простодушно-оскорбительно.

Кошки, разумеется, существа абсолютно не такие как собаки, но и их такое не порадует. Вот такое... Рыжее и ляпающее всякие глупые вопросы!

Урс легко принял эстафету Мяуна, ловко прижав Рыжика к коврику.

-Вот и отлично! И подержи его так, пока я не приду! – похвалил Мяун Урса и элегантно увлёк за собой Ёжку. – Главное, не отпускай! Мне есть что ему сказать, прежде чем он проявится перед остальным приличным обществом.

Как только они удалились Урс снял лапу с морды Рыжика и предупредил его: - Будешь орать вообще сверху сяду!

-Какие же фыыыы фредные! – Рыжик обиженно зафыркал, а потом шепотом уточнил: - А эти... лиииисие, они точено не болящие?

-Нет, у них порода такая! И тебе об этом говорили сегодня много раз! – строго напомнил ему Урс.

-Говорять-то говорияли... но мне сейчас так много все всё говоряют, что не всё влазает в ухи! – признался Рыжик. – Где-то усё теряиться, ну, то что говоряется...

 

Продолжение