Навигация Форума
Вы должны войти, чтобы создавать сообщения и темы.

Глава 28, часть 2. Бедный Понев и котожалость

Предыдущая часть

Понев едва не прокололся, но успел спрятать пакет с пирожками между креслом и диваном в гостиной. Правда, там оставалось совсем немного, но и этого бы хватило, чтобы Лара рассердилась.

-Далась ей моя диета! – сердился Понев.

Нет, про здоровье-то он всё понимал, но вот мать же никогда его не ограничивала! Осознать, что худощавая от природы Понева-старшая попросту не обращала на это внимания, у него никак не получалось.

Ларины придирки стали ещё более настойчивыми после того, как выяснилось, что она ждёт ребёнка. Стоило только Поневу размечтаться о том, куда именно он отдаст сына и чему именно его научит, как Лара тут же переводила разговор на него самого.

-Коля, - вдалбливала она ему, как маленькому, - как ты собираешься заниматься с ребёнком, если сам с собой справится не можешь? И да, с чего ты взял, что это будет сын?

Николай это точно знал – так сказала его мама!

-Ну, сто процентов – будет мальчик! – сразу же заявила она, - Уж мне-то можете поверить! Я сразу вижу! И по лицу, и вообще...

Лара только усмехалась тихонько. Она была уверена, что свекровь вот-вот ещё что-нибудь «точно увидит».

-Лара, ты что? Ходила на стрижку? Красилась? – ахнула она, появившись на пороге Лариной квартиры, стоило только Ларе домой прийти.

-Да, конечно! – Лара машинально покрутилась перед зеркалом. - Мне идёт!

-Лара! Тыыы чтооооо? – Анастасия Понева округлила глаза, рот и вообще, стала похожа на одну сплошную возмущенную «О». – Ты же беременная!

-Я помню... – подозрительно кротко отвечала Лара.

-Ты что, не знаешь, что беременным краситься и стричься ни в коем случае нельзя?

-Нет, не знаю, - безмятежно улыбалась Лара, зная, что продолжение следует, и оно не заставило себя ждать.

Перечень всех «нельзя» от Поневой, записанный убористым шрифтом на тончайшей бумаге, мог бы компактно уложиться в толстенный том! Беда в том, что брать всё это на вооружение, послушно выполняя многочисленные «низззяки», Лара не собиралась абсолютно.

Она из вежливости выслушала несколько перлов типы запрета на вязание – пуповина обовьётся вокруг шеи ребеночка, запрета на стрижку – жизненную силу отстрижешь, запрета на окрашивание волос – химия сплошная, ребёночку вредно, запрета на фотографирование – опять же потеря энергии, запрета на содержание кошек...

Последний пункт заставил Лару повнимательнее присмотреться к свекрови.

-Полная потеря чувства самосохранения! – поставила Лара диагноз. – А скорее всего, так привыкла командовать, что даже не понимает, что мне абсолютно плевать на её требования!

-Да, Лара, я помню, мы с тобой как-то о кошках уже говорили, но я вот уточнила у своей знакомой, так она сказала, что беременным кошек дома ТОЧНО держать нельзя! Это же очень вредно! В них же эта... токсоплазма!

На заднем плане Понев согласно кивал головой, полностью поддерживая матушку, а Амик и Рысь с недоумением рассматривали женщину, которая говорит такие глупости.

Лара глубоко и с наслаждением вздохнула и расправила плечи, предвкушая приятный разговор.

Понев, уже знакомый с привычками своей супруги и уловивший, что сейчас тут станет слишком жарко, насторожился, а потом, почему-то странно пригнулся и чуть не на цыпочках удалился вглубь квартиры.

Анастасия Понева на исчезновение сына не обратила никакого внимания – она вещала о том, что от кошек нужно немедленно избавиться! И вообще, теперь она сама будет следить за режимом и питанием своей невестки, чтобы её внук родился во всех отношениях идеальным, а не таким, как Настя!

-Значится так... от кого, когда и зачем я буду избавляться, я решу сама! Нет, токсоплазмоза у моих кошек нет! Откуда я могу знать? Уважаемая, анализ на это делается! Я сделала и теперь точно это знаю! Более того, ДАЖЕ если они есть, заразиться ими можно только если вы содержимое кошачьего лотка будете не убирать, а хранить в тёплом месте трое суток – это особенность цикла развития токсоплазм, и только потом перебирать это всё голыми руками! Я не знаю, как вы, но я такого точно делать не собираюсь!

Картина, описанная Ларой, заставила Поневу содрогнуться, а про подобные анализы она и слыхом не слышала.

-Волосы стричь и красить я буду столько, сколько сочту нужным, да и на маникюр ходить! Мой режим и питание – не ваша проблема, тем более, что питание и режим Николая были спорными – у него давление и постоянные головные боли, особенно, когда он ложится подремать днём или вечером! И да... я видела вашу старшую внучку, ничего плохого про неё сказать не могу, а вам с вашими взглядами на идеальности и близко не позволю так измываться над моим ребёнком!

От подобного хамства Понева-старшая застыла, но лишь на секунду! Почему-то услышав про беременность невестки, она моментально утратила все уважительное к ней отношение, низведя её до положения, в котором когда-то пребывала беременная Ирина. Получилось, что она – Понева – опытная, мудрая и разумная женщина, а Лара – глупая девчонка, которой и деваться-то теперь некуда!

Ларино контрнаступление матушку Понева несколько отрезвило, но не совсем – очень уж она прониклась ролью идеальной бабушки, воспитывающей абсолютно идеального во всём внука и делающей всё именно так, как она это видит!

-А что? Лара – бизнесом будет заниматься, ей некогда, Коля – на работе, а я – вот она! Так что всё будет, как я решу! – настраивала она себя.

Сейчас выяснилось, что сама Лара представляет будущее абсолютно не так, и вообще не собирается позволять Поневой выбирать как им жить.

Они активно «беседовали» и не обратили внимания, как Амадей насторожился и куда-то заторопился, покинув место дискуссии, ну, то есть поле битвы. За Амиком метнулась и Рысь – интересно же!

-Ты чего? – поинтересовалась она, догнав кота в коридоре.

-Мышь... по-моему ему нехорошо! - объяснил Амик.

-Да с чего ты взял? Гляди, как шустро бежит к лотку! – оценила Рысь перемещения Понева к туалету.

-Он уже несколько раз туда бегал, - наблюдательный Амик всегда краем глаза отслеживал перемещения своего мыша. – И его сегодняшний тайный корм пах не очень-то...

-Так зачем же он его ел? Да ещё и тебя прогнал, когда ты хотел этот корм унести!

-Я поэтому и хотел его убрать, ну спрятать куда-нибудь, чтобы он стал пахнуть совсем плохо. Тогда бы и мышь учуял. Только он жадный – не дал! Ещё и ругался на меня, вот чудной мышь!

Понев вышел из очень нужного места с превеликим сомнением. Ему бы там поселиться... Только вот в прихожей продолжалась словесная баталия и он очень опасался, что мать или Лара начнут уточнять, где он. Если найдут забаррикадировавшимся в туалете, начнётся такой кошмар, что и думать страшно! Тем более, что проклятый кот может приволочь им пакет с останками пирогов. Он сегодня их уже таскал, хотел украсть!

-Ой, что бууудееет, что бууудееет! – простонал Понев, ощущая две противоположные вещи – полное обессиливание и стремление галопом вернуться обратно в нужное ему помещение!

-Это были они! – вздохнул он через некоторое время, добравшись всё-таки до кровати. – Пироги! Гречка с отварной индейкой, которые я ел на завтрак, были свежими – только приготовленными. Лапша с курицей и котлеты на пару с овощами на обед – тоже. Это точно пирооогииии!

-Бедный мышь! – переживал ответственный Амадей. – Давай его полечим, что ли...

-Да он не дастся! – убеждённо фыркнула Рысь.

-А он уснул. Гляди-как, они там так мяукаются громко, а наш мышь спит! Жалко же его! Пошли, только потихоньку.

Понев не проснулся, когда к нему прильнули двое тёплых кошачьих лекаря. Он, свернувшийся калачиком и обхвативший руками многострадальный живот, спал и видел во сне летящие к нему злобные пирожки, каждый из которых разевал пасть, полную острых зубов и норовил его куснуть.

Через несколько минут пирогов во сне стало поменьше, потом ещё поменьше, а потом они и вовсе исчезли, так же, как и боль...

-Понев! Ты куда делся? – Лариса, отправив восвояси морально разбитую в пух и прах свекровь, вдруг живо заинтересовалась отсутствием супруга.

Заглянув в гостиную, она мгновенно унюхала запах Поневских пирогов – так у неё обострилось обоняние из-за беременности, а уже потом, поискав, узрела крохотный бумажный уголок, выглядывающий из глубин диванно-кресельной границы.

-Детский сад! Понев! Ну, что за... фууууу... пахнет как-то странновато! Он что, ЭТО ел? Понев, ты вообще жив?

Лара нашла Понева, завернувшегося в шелковое покрывало и безмятежно спящего. На нем сверху возлежал Амадей, а правый бок курировала Рысь, успокаивая встревоженную и возмущенную Поневскую печень.

-Вот удивительно как... Коты и то его поняли и пожалели, эх, ты... Понев! Когда же ты сам-то что-то начнёшь осознавать в жизни, - тихо пробормотала Лариса, прикрывая за собой дверь.

Она брезгливо осмотрела пакет с пирогами, выкинула его в мусор, долго отмывала руки – всё ей казалось, что от пальцев пахнет, а потом отправилась в гостевую комнату.

-Где-то здесь я прятала подарок с набором для вязания... Кто-то подарил, а я почему-то оставила... Надо бы поучиться – говорят, очень успокаивает нервы, да и вообще явно чрезвычайно полезное занятие!

Она представила себя в удобном кресле, с малышом в кроватке, с Амиком и Рысью рядом, с вязанием в руках.

-А Понев? – уточнило её воображение. – Его куда приткнём? Или того... к маме?

-Да жалко его как-то. Заест его Анастасия. Ладно, пусть будет! – разрешила Лариса. – Вон, пускай сидит и читает книгу о вкусной и здоровой пище, да готовить учится! Глядишь, травить себя перестанет всяким не пойми чем!

Она тоже выстраивала своё Убежище...

 

Продолжение