Навигация Форума
Вы должны войти, чтобы создавать сообщения и темы.

Глава 60. Подарочек экспромтом

Предыдущая часть

-Елизавета Петровна! СОС! - Игорь сообщил Елизавете, и та прибыла с развесёлой толстой Фоксой, поздравила Настю и Игоря, а потом, осмотрев Гаврилу, начала уточнять все подробности.

-Ндаааа, а ведь, это ты виноват, парень!

-Что? Я что-то не так сделал? - перепугался Игорь.

-Не ты, а твоя харизма. Гаврила к тебе привязался, а сейчас сообразил, что ты уедешь… Вот и впал в тоску и уныние. Видишь, он же и ест только когда ты его кормишь.

-И что же делать? - запаниковал Игорь.

-Ну, как что? – хмыкнула Елизавета. – Тебе – ничего… А я стою перед выбором, потому что вообще-то может быть фатально… Они могут довыщипываться налысо, а потом приняться за тело! Так что выбор у меня не велик - похоронить его или…

-Или? – Настя тоже переживала за Гаврилу и тревожно всматривалась в соседку.

-Или подарить его вам на свадьбу! - Елизавета довольно мрачно рассмеялась.

-Елизавета Петровна, вы чего? – возмутился Игорь.

-Бедный ты бедный птиц! Ну, конечно, кому нужна такая перманентная головная боль, - успела подумать Елизавета и удивилась, услышав от Игоря решительное:

-Это очень дорого! Я у вас его выкуплю!

-Бррррроооо! – выдохнул Гаврила, нежно припадая к плечу своего любимого человека.

-Настенька, а ты? Ты не против? Это же такая сложная штука… - проговорила изумленная Елизавета.

-Это не штука, а Бро! – рассмеялась Настя. – Елизавета Петровна, ну, что вы! Если Игорька не пугает моё приданое в виде двух волкодавов, почему меня должен смущать Гаврила?

-А Янка? – уточнила Елизавета. – Есть же ещё и Янка.

-А Янка - это вообще счастье! – твёрдо ответила Настя.

Говорят, осенью хорошо играть свадьбы… Возможно, это и правда! По крайней мере, свадьба Игоря и Насти и впрямь получилась хорошей!

Пережив изумление Людмилы Петровны, узревшей на месте какой-то вульгарной девки, захомутавшей её сына, живое воплощение музы Александра Сергеевича Пушкина, кучу родственников, вопли свадебного подарка, лай двойного Настиного «приданого», ЗАГС, ресторан и рассеянность Игоря, который не мог вспомнить, куда он положил кольца, новая семья наконец-то состоялась!

Людмила Петровна с Михаилом уехали в Новосибирск, где матушке Игоря неожиданно понравилось, Ванька вернулся домой, и по слухам смог наконец-то заняться собственной личной жизнью. Соседка Валентина, обиженная сорвавшимся сватовством, пережила шок, случайно узрев «бесцветную Алину» в черной кожаной куртке и таких же штанах верхом на мотоцикле самого что ни на есть хищного вида в компании брутального спутника на таком же средстве передвижения. Они целовались, припарковав мотоциклы, а так как в шлемах это делать неудобно, сняли их.

А сам главный герой – Игогошенька, ставший Игорьком, а затем и самым настоящим Игорем живёт с женой, Янкой, Гаврилой и двумя их собаками в той самой квартире, в которую его занесло волей… нет, не судьбы, а трёх заговорщиц! Пока они её снимают, решив дать возможность Ивану немного передохнуть от родственников и пожить в своё удовольствие.

-Нет, что ни говори, хорошо вышло! – Елизавета вдохнула бодрящий осенний воздух и отпила чай. –Девочки, мы отлично поработали!

-Да, дорогая моя! Игорь-то у нас просто умник и молодец! Мила в полном восторге, говорит, что его рекламные ролики по языковым курсам с Гаврилой и Яночкой – это бомба! - Марфа Сергеевна, которая наконец-то получила возможность познакомиться с младшим внуком, была им совершенно очарована. – Настенька пристроена, и ты можешь наконец-то приезжать сюда когда хочешь! Это была гениальная идея – подарить Гаврилу моему внуку!

-Да, сама удивляюсь, так удачно получилось! – Елизавета довольно кивнула, довольная собственным экспромтом. – Так, и что у нас на очереди?

-Девушки, а может, раз Миша и мальчики в порядке уже займёмся Милой? – предложила Ирина – тётка Игоря и Ивана. – Мне что-то кажется, что её беспокоит то, что она никак не разберётся со своей безответной любовью…

-Да, теперь можно и Милочкой заняться! – решительно заявила Марфа, внучку очень любившая. – Дел-то у нас, девочки, хватит!

 

Конец книги.