Навигация Форума
Вы должны войти, чтобы создавать сообщения и темы.

Глава 33, часть 2. Убежище, которое всегда с тобой

Предыдущая часть

И как-то отступило, растаяло, оказалось отброшено в небытие плохое настроение и тоскливость. Им просто нет места там, где на кухне стоит уверенный в себе старый буфет и шумит чайник, где настороженно подрагивает перчаточная «сливовая длань» Зининого рецепта, где оглушительно мурлыкает Маура, наблюдая за своей любимой хозяйкой, а на сковороде подрумяниваются оладушки с кабачком, яблоками и изюмом.

Минут через пятнадцать в кухне появились ПП и Людмила уточнила:

-Жeртв и рaзрушeний удалось избежать?

-Мы решили, что во избежание оных, нам лучше куда-нибудь смотаться... – вздохнул Пашка. – А вы не знаете, соединения йода отстирываются?

-Вообще-то нет... – Людмила насмешливо покосилась на Пашку.

-Ну, тогда правильно, что смотались! – глубокомысленно отреагировал он. – Вот счас Нина шторы в стиралку загрузила, потом достанет... А я – умный, меня у неё под руками-то и нету!

-Умный ты бы был, если бы дурью маялся строго в отведённых для этого местах! – фыркнула на брата Полина и потянула носом. – Вам, может, помочь? Что-нибудь сделать?

-Нет, садитесь побалуемся плюшками, то есть оладушками! – Людмила ловко установила перед голодными подростками огромное блюдо, передала чашки, разлила молоко и немного грустно улыбнулась, вспомнив недавний разговор с троюродной сестрой.

-Да ты у них прислуга! Небось выгнали из дома и живёшь в своей хибаре на отшибе! На всех готовишь и убираешь, а на тебя ещё родственников со стороны невестки повесят! Да ещё и живности напихали полный дом – такая головная боль, да трата денег! Ты ж и за ними, небось убираешься! И Мишку-балбеса полностью обихаживаешь... – шипела она и Людмиле казалось, что из динамика смартфона летят капли яда, отравляя всё вокруг.

Да, наверное, можно увидеть реальность и таким образом... Людмила была не в силах объяснить родственнице, что всё не так.

Что Володя каждый день начинает с того, что уточняет, а не пора ли маме вернуться в большой дом, и только хмыкает, когда слышит объяснения:

-Не могу пока – он же скучает, и ему тоже люди нужны!

Что Нина без конца прибегает помогать с заготовками и закрутками. Собственно, новый Зинин рецепт они опробовали вместе, и вместе же хохотали над «синей дланью».

Что она счастлива, когда к ней наведываются Мишка и ПП, а Пашка и Полина вовсе они не «родственники со стороны невестки», а свои в доску!

Что живность – это счастье, а вовсе даже не головная боль, и что любая трата на них сторицей окупается!

А про Мишку и говорить нечего – он её радость! Радость смотреть, как он растёт, как из угрюмого и зашуганного паренька он превратился в уверенного в себе, разумного и замечательного человека, который для неё безгранично дорог и любим!

За «балбеса», неразумно сказанного в Мишкин адрес, она слегка oткyсилa родственнице гoлoву, а сейчас вдруг пожалела. Нет, не того, что сказала вредной троюродной сестрице, а того, что её родственница такая нищая...

-Жалко же... вот так жить и не понимать, какое счастье, когда ты любишь и любят тебя, когда ты нужна и необходима, когда можно жить... ну, да... как в сказке! Направо пойдёшь, налево пойдёшь... и везде замечательно!

-К вам можно? – Нина постучала в открытое окошко, сделав вид, что не видит дурашливых Пашкиных попыток спрятаться под стол. – Я с тортиком!

Она подняла блюдо с выпечкой, трогательно укрытое дождевиком и Пашка тут же вынырнул из-под скатерти.

-Да чего ж ты, тётенька, радость моя, молчала, что у тебя такое печётся? А я ещё думаю, и что так роскошно пахнет? Даже, не поверишь, занавеску понюхал!

-Не поверю, - Нина решила на Пашку не злиться, а взять, да и пошить ему, действительно, что-то креативненькое из испорченных штор. Мстить, так по-нашему, по-мастеровому! – И да, кто-нибудь из вас, может, откроет мне дверь? Я тут не одна, знаете ли... Людмила Владимировна, тут Крок и Дил... По-моему, они опять подрылись под забором... Грязные такие, но страшно довольные!

-Да подумаешь, напугала, право слово! Заходите всё! - рассмеялась Людмила. – Конечно, они подрылись, и я даже знаю где именно – они Глафиру отлавливали, вот и сделали короткую дорогу в виде тоннеля. К вечеру жду Татьяну – она в таких случаях казнится и кается так, что мне жуть как смешно! Это ж не бронтозавры, в конце-то концов, а всего лишь крокодильчики, да и мы разумно ничего не высаживали у того забора, так что вреда от них никакого, окромя пользы – настроение повышают!

На улице слышались громкие увещевания Ларисы, упорно уговаривающей Фунтика покинуть лужу и переместиться в личный бассейн на участке, протестующие всхрюкивания подросшего свина, который уже на всё имел личную точку зрения и не собирался променивать её на постылый комфорт. Где-то вдалеке погромыхивал гром и слышалась песнь котосокила Эдика, нарвашегося на очередную грядочку с валерьянкой. Совсем поблизости что-то уютное попискивала курица рыжая пуховая курица Манюня, нашедшая приют под Людмилиным крыльцом и примостившаяся к тёплому боку Полосатости.

Как вздыхал Полосатость было не слышно – но кот Фёдор точно был уверен, что приятель именно что тяжко вздыхал, заботливо укладываясь калачиком вокруг неуёмной куры.

Фёдор тоже позаботился – перелез на руки к Мишке и проинспектировал его молоко, а вдруг оно прокисло? А выяснив, что всё отлично, устроился на коленях своего подопечного человека, и уставился на него внимательно-превнимательно.

-Нет, всё-таки правильно я тогда пришел в тот его закуток около гаража... – думал Фёдор. – А вот если б не пришел - пропал бы Мишка! Как есть пропал! Никак не может хороший человек быть счастливым полностью, если у него котика приличного нет.

Он покосился на наивную чёрную морду Тима, сопевшую рядом, и продолжил размышления:

-А так, я мальчика себе завёл, пса завёл, вон сколько всех собрал! – он поднял голову и осмотрел сидящих за столом. - Не зря мой котоучитель говорил, что главное – начать строить свой котомир, остальное и подтянется, и приложится. Тут уж надо не зевать, а подкогтить это остальное, конечно, если оно того стоит. А если не стоит – откинуть подальше и загрести получше! Всё же просто, как мышиный хвост и гениально, как учёный кот!

За окном барабанил дождь, которому тоже хотелось внутрь, в тёплый золотой свет, в уютную кухню, полную запахов и смеха, кошачьего многоголосого мурлыкания и собачьих пофыркиваний. Но дождям внутрь не положено – правило такое. Только и оставалось ему, бедолаге, что наблюдать снаружи, да улучшать наружную атмосферу и внутренний уют своим шумом и хлюпаньем.

За забором ахала под зонтом Татьяна, обнаружив одновременное отсутствие Крока и Дила и присутствие здоровенной ямы, уходящей по поверхностным наблюдениям, к центру земли...

За воротами Фунтик, решивший, что пора бы загонять Ларису домой – выгулялась уже, с сожалением вылез из лужи и уверенно потрусил в сторону дома, а Сокил, отметив своим нетрезвым посещением очередную емкость с водой, пришел домой и обрадовал хозяев, принеся на диван кроме дождя, ещё и минимум пол литра содержимого этой ёмкости.

Шел обычный августовский дождь, которому никто не позволил стать унылым предосенним дождём, просто потому, что он заглянул не куда-то, а в Убежище, а это, как известно, такое место, где даже дождю интересно и радостно.

-Направо пойдёшь – в Убежище придёшь, налево пойдёшь – в Убежище придёшь... – мурлыкал дождь. – Потому, что оно всегда с вами, ведь правда? Главное, его открыть для себя и не закрывать!

 

Конец шестой книги.