Навигация Форума
Вы должны войти, чтобы создавать сообщения и темы.

Глава 29.2 Очень простой метод спасения

Предыдущая часть

Наступающий ноябрь ни у кого особенно не вызывает радости и оптимизма. Тёмный, унылый месяц, когда золотые, зеленоватые, красные краски уже побурели и рассыпались в прах под ногами прохожих, а снега толком нет, когда темнеет раньше, чем вы поняли, что наступил день, когда с Балтики тянет таким тоскливым стылым холодом, что поневоле начинаешь укорять Петра Первого за столь стрёмный выбор места для постройки столицы, и за прорубленное окно в Европу, заодно уж... А чего оттуда так дует?

Макс маялся. Мать, которая знала всё про всех, и благоволила к одной из тётушек, работавших у соседей, рассказывала, что Ева, в конце концов, призналась, что ожерелье выкрала именно она. И передала «официанту». Правда, она утверждала, что подкинула застёжку Максу, и это, наверняка он бросил её в аквариум, но на это уже никто не обратил внимания. Ожерелье удалось вернуть. Еву отправили в США для углубленного изучения чего-то там... Судьба наркомана не разглашалась, да особенно и не волновала информатора.

Казалось бы... Всё закончилось хорошо. Живи и радуйся. Но Максу было откровенно плохо! Он теперь просто не мог приезжать на дедову дачу, где была хоть какая-то иллюзия семьи. Ездил на работу, а потом прямиком в свою квартиру, оказываясь от всех предложений поразвлекаться.

Пробовал напиться, но стало только хуже.

-Неее, наш ноябрь плюс похмелье, этоооо перрребооор! - сообщил он своей тоскливой физиономии, отразившейся в зеркале. - Плохо-то как! Омммеееерзиииительнооо!

Мучимый припадком крайнего уныния, он набрал номер Сергея и обрадовал его перечнем того, что ему не нравится в его многострадальной жизни.

-Маааакс! А можно ты позвонишь через пару-тройку часов? Суббота, ууууутроооо, да ещё рааааннееее! - судорожно зевал Сергей.

-Я может, сдохнуть могу через пару-тройку часов. Не, не собираюсь я самоубиваться, ты не думай, я не псих! Просто, как-то сил жить нету. Были-были и все закончились. Понимаешь? Помнишь, мы в морской бой играли? Ну, в детстве? Вспомни!

-Пробоина у мачты, штурвал в руках горит.

Я ранен, слышишь, ранен, уже почти убит!

Макс не знал, как ещё объяснить, но ему внезапно стало очень важно, чтобы Серёга сообразил, о чём он говорит: - Ты понимаешь? Не, вроде как всё живы-здоровы, всё в относительном порядке, а так невыносимо тоскливо!

Сергей встряхнулся. Эту присказку по подбитым кораблям, ими придуманную, он внезапно вспомнил. Вспомнил и то, что подобное чувство полной безнадёги у него было! И даже не так уж давно, если смотреть по календарю, хотя по ощущениям - уже много лет назад.

-Ещё как понимаю. Ты припомни, меня ведь в начале этого года уволили, выкинули без премии в несколько миллионов рублей за проект, который я год вёл, у меня даже квартиру оплачивать было нечем. Женька заявила, что я - лузер и неудачник, и бросила меня. Матушка подтвердила Женькино определение и практически меня добила! Я тоже сдыхал.

-И как ты... Ну, как справился? - Макс вдруг пришел в себя, словно вынырнул из тёмной, ледяной и тяжелой воды, такой, которая густо облизывает в ноябре все Питерские набережные.

-Бабуля моя, папина мама, говорила, что когда тебе очень, совсем плохо, надо найти того, кому хуже, и постараться помочь... Вот я и нашел Полкана. Его, маленького совсем, какой-то урод в кустах привязал проволокой. Затянул на шее так, что щенку даже дышать было трудно. Я даже сразу удавку с шеи снять не смог, открутил проволоку от ветки, а потом пассатижами дома Полкана освободил. И знаешь, стало легче! Словно не ему, а себе с горла что-то снял. Дышать стал. Понимаешь?

Макс невольно припомнил, как ему самому недавно стало легче дышать от немудрящей кошачьей песенки. - Вроде да... Ладно! Сейчас в порядок себя приведу и пойду искать, кому хуже! - хмыкнул он.

-Ну, давай! Удачи! - Сергей покосился на часы, покачал головой и нырнул под одеяло, вызвав недовольные взгляды потревоженных кошек, возлежавших у Лены в ногах.

А Макс действительно пошел на улицу. - И чего я, как дурак, Серёге позвонил, да ещё про корабли вспомнилось... - ему уже было неловко из-за того, что он вроде как непозволительно разнюнился. Шел, зябко поёживаясь, косился на низкое тяжелое небо, набитое серыми тучами, жалел о том, что забрался так далеко от дома, да ещё почему-то пошел пешком.

 

-Самое то! Если кому-то и хуже, чем мне, то это оно и есть! - одобрил находку Макс. - Ндаааа, хуже, только в канал вниз головой. Но это мы, пожалуй, погодим, да?

Котёнок раскрыл крошечный ротишко и снова чего-то произнёс.

-Да ладно, можешь не объяснять, понятно мне всё! - утешил его Макс. - Сам такой. Ничего, не боись, я, конечно, не Серёга с пассатижами, но уж бросить-то не брошу. И чего я не догадался, что тот, кому хуже, будет ещё и гораздо грязнее, не знаешь? Ладно, кот, это всё такие мелочи жизни. Иди, давай. За пазуху прячься. Вместе-то теплее! Да, кот? Ишь ты... Говорящий какой. Всё мякает чего-то...

-Вместе всегда теплее! Ой, как тут, у тебя за шкуркой, хорошо! Только я не кот, я кошечка! - мяукнула маленькая серая полосатая личность, которая только что перешла из когорты бездомных и безнадёжно пропадающих котят в категорию домашних. - А мне говорили, что никто из правильных людей меня не возьмёт! Наверное, этот неправильный! Как хорошо, что они есть, такие совсем-совсем неправильные! - мурлыкала она всю дорогу до своего нового дома, каким-то непостижимым образом делая невидимыми нависшие над головой мрачные тучи, лужи под ногами, и всю поганую ноябрьскую натуру, в полной мере представленную вокруг.

Уже через пару часов Макс приволок из зоомагазина кучу всяких кошачьих вкусностей и приятностей, выстирал свою невообразимо грязную находку, с помощью удаленных консультаций Лены и посланных ей фотографий котейки, снятых со всех сторон, выяснил, что это кошечка, и заявил, что раз так, то она станет главной женщиной его жизни.

-Серёга! А рецепт-то твой работает! Блин, не помнишь, чем я там был недоволен? - Макс сидел на диване, на одной руке у него возлежала его невесомая находка, громко пела, и, несмотря на юный возраст и субтильность, отлично справлялась с важной кошачьей работой - изгнанием из человеческой жизни одиночества, тоски и поганых мыслей.

-Уверен, что хочешь вспоминать? - хмыкнул Серёга, недоумевая, как так получилось, что он за всё детство не разглядел во вредном, заносчивом и капризном мальчишке настоящего человека.

 

-Макс! Ну, если ты хотел завести кошку, почему ты не взял в питомнике? Какую-нибудь красивую... Породистую... - вздыхала Марина Леонидовна, через несколько дней, репетируя речь к Максу. - А он мне скажет, что мол, мам, меня эта кошка, можно сказать, спасла! А я ему скажу, что это глупо, неразумно, так подходить к жизни! Только... Только он же всё равно меня не слушает. Совсем испортился, стал... абсолютно неправильным, а был такой хороший мальчик!

Конец книги.