Навигация Форума
Вы должны войти, чтобы создавать сообщения и темы.

Глава 29.3 Собственный выбор

Предыдущая часть

Сергей оглянулся на Ульяну, потом узрел Елизавету Петровну, которая нянчила на руках котовую переноску, широко ей улыбнулся и, развернувшись к Вадиму ответил:

-Ты прав! Это, конечно, абсолютно неправильно, но так классно! Если у тебя есть хоть капля мозгов, которыми ты всю дорогу чванишься, то ты приложишь все силы, чтобы свою девушку не упустить! Просто потому что она не только кота подобрала, но и тебя поддержит, когда тебе будет плохо, не предаст и не бросит, если у тебя очередной раз начнётся полоса «нелюбимого внука» или что-то в этом роде. Плевать ей на то, сколько у тебя денег и какие научные титулы или их вовсе нет, если она ненормально и неправильно взяла да пожалела бродячую голодную животину! Хотя... кому я это говорю! Ты же у нас эталон правильности и нормальности. Смотри, только не просчитайся - выбор-то за тобой! Не за дедом, твоими родителями или ещё кем-то, а только за тобой!

Сергей не стал дожидаться ответа Вадима, а тот долго сожалел о том, что не успел ему должным образом ответить и объяснить, по какому именно маршруту он должен удалиться со своими дурацкими советами!

Уже и свадьба закончилась, и молодые уехали, и Ульяна исчезла из зала вместе с Елизаветой Петровной да своим грязным котярой, а он всё злился, вспоминая о словах Сергея.

Вадим всю дорогу до Питера выбирал самые едкие выражения, вмещающие его раздражение и гнев, да так, что почти не слышал, что именно говорят родители, которые ехали рядом с ним.

-Вадим! Вадим! А Ульяна почему не с тобой? – поинтересовалась Марина Леонидовна и примолкла, узрев мрачнейший взгляд сына. – Поссорились? Ну, бывает...

-Если так, то это к лучшему! – начал было отец. - Сам понимаешь, поразвлекаться – это одно, но твой дед второй мезальянс в семье не переживёт!

Вадим едва доехал до дедовского дома, закрылся в своей комнате и заметался там, не в силах успокоиться.

К вечеру на дом налетела метель, она выла в саду, заносила окна, билась в стены, слово силясь проникнуть внутрь, в тот холод, который сотворили люди.

Только люди вместо радости и тепла могут устроить вокруг себя такую ледяную атмосферу, которой даже метель позавидует.

Ульяна и кот тоже видели метель за окнами своей квартиры, видели и радовались ей.

-Приятно, когда ты внутри, а оно снаружи! – мурлыкал кот, которому казалось, что он попал в прекрасную сказку, которая уже не закончится!

-Приятно, когда нам тепло и уютно, а там ветер гудит, да? – наглаживала Ульяна его тощую и ещё влажную после «котостирки» спинку. – Приятно, словно мы совсем-совсем защищены от холода...

-Так и есть! – кот снова слизнул горячие и солёные слёзы, которые упрямо не хотели заканчиваться, а потом забрался Ульяне на руки, прижался поплотнее, и замурлыкал, прогоняя её огорчения. – Ты защитишь меня, а я – тебя!

Через месяц в Москве было совершено невозможно куда-либо запланировано пройти – гололедица традиционно превратила дороги и тротуары в филиал Ледовых дворцов, а прохожие, которые по какой-то причине не занимались фигурным катанием, упражнялись в фигурном падении, фигурном уползании в нужном направлении, фигурном хватании зубами за воздух и филигранном выражении своих эмоций по этому поводу.

Макс отправился встречать Милу, и разумеется, попал на самую скользкую из всех гололёдных улиц Москвы.

-Какой приидуурооок тааак строооил! – стонал Макс, изо всех сил стараясь собрать конечности и привести их к какому-то общему знаменателю. Например, доехать вооон до того угла. – Одниии повооорооотыыы!

Он с усердием настоящего ученого сфокусировался на задаче, и не заметил, что ему навстречу из-за этого самого угла выехала девушка в светлой дублёнке. Она так же старательно смотрела себе под ноги, абсолютно не глядя по сторонам.

-Ииийййй! – пискнула девушка.

-Уххх!.. – чуть не высказался Макс, натолкнувшись на неё. – Мила!

-Маааакс...

Всё-таки практика – великая вещь! Всего-то год прошел с их первого гололёда, а прогресс был налицо – никаких падений с травмами всей тушки об лёд не наблюдалось и близко, зато были весёлые зелёные глаза и рыжие-рыжие кудрявые волосы, оказавшиеся прямо у лица Макса.

-Знаешь, ты меня только не отпускай, а то я сейчас рухну! – сообщила ему Мила.

-И не подумаю!

-А как мы домой доберёмся? – засомневалась Мила.

-Приёмами парного скольжения в городских условиях! – провозгласил Макс, крепко придерживая за руки жену. - И вообще, не падать вместе - это гораздо проще и надёжнее.

Им вслед с возмущением смотрел какой-то ворчливый прохожий, крепко вцепившийся в попутное дерево и бормотал что-то вроде:

-Да кто ж так ходит по гололёду? Это же абсолютно неправильно! Сейчас каааак грохнутся оба!

Он никак не ожидал, что его слова прозвучат громче, чем он хотел, и долетят до парочки, крепко сцепившей руки.

Парень и рыжеволосая девушка обернулись и рассмеялись:

– Да вы не переживайте так, мы вообще совершенно неправильные!

Макс и Мила легко ехали по ненадёжному льду, не уповая на чьи-то правила и привычность, а рассчитывая друг на друга, на свет и надежду, на то, что позволяет делиться своим теплом и не ждать что-то в ответ. Абсолютно неправильные люди по своему собственному выбору.

Конец книги.