Навигация Форума
Вы должны войти, чтобы создавать сообщения и темы.

24. Очень суровая штука – реальность или битая посуда вразвес

Предыдущая часть

Кажется, ну, что такого… случайно познакомилась с молодым приятным мужчиной… И что такого? Да, для обычной девушки ничего удивительного в этом не было бы, но только не для невидимки-Даши! После вчерашней прогулки ей всё время приходилось себя одёргивать, чтобы вернуть более-менее вменяемое выражение на физиономию, а то получалось что-то такое счастливо-мечтательное, что аж перед зеркалами дома было неловко.

-Ну, да, да… Радуюсь я! Первый раз меня кто-то заметил, и этот кто-то не бомж, которому на бутылку не хватило, и не рекламный агент чего-то там впаривающий мимопроходящим, а нормальный мужчина! Нет, может, и не совсем нормальный, раз на меня внимание обратил, но зато очень приятный! – сообщила она первому встреченному на своей территории зеркалу – в прихожей.

Второе зеркало удостоилось ещё более интересных откровений: — Если совсем честно, то он мне понравился! Представляешь? – Дашка покивала своему отражению, а потом неожиданно всмотревшись в него удивилась: — Не поняла… Как-то я выгляжу по-другому… Вот что свежий воздух делает! Особенно, когда в руках не лопата и цапка, а мороженое и песья морда, которую тебе доверили, чтобы за ушком почесала.

Третье зеркало – в спальне – заинтересовано выслушало хозяйские сомнения:

-Интересно, а он позвонит? Телефон попросил, мне свой продиктовал, только я сама-то точно звонить не стану – как-то неловко, а он?

Даша ещё раз придирчиво осмотрела себя и решила воззвать к здравому смыслу.

-Так, надо бы соломки подстелить, а то сдаётся мне, как-то я слишком увлеклась идеей гулять с Ильёй и Джеком почаще, и можно даже по два раза в день!

Даша уселась у зеркала и с выражением высказала себе весь богатый ассортимент претензий к своей внешности, составленный родными за двадцать семь лет её жизни и выученный ею наизусть.

-Фуууу, аж полегчало! – невесело кивнула она сама себе. – Теперь-то мне очевидно, что ни один вменяемый мужчина на меня второй раз смотреть не захочет! Жаль, конечно, но реальность – штука суровая!

Правда, суровая реальность постоянно прорывалась насквозь вспыхивающими огоньками надежды… – Ну, а вдруг, он всё-таки позвонит? – начинала мечтать Дашка, и тут же сурово себя обрывала: — Да что ж такое-то! Как подросток, честное слово! Хотя, наверное, всё это — метания да сомнения просто надо пережить. Пережить и все! Так что будем считать, что я уже вдоволь попереживала, успокоилась и снова стала разумной женщиной! Разумной, я сказала, а он «ой, а может, он всё-таки…» — строго приказала она себе.

Нет, если бы не тотальная усталость от предыдущих трудовых подвигов, которую до критической массы довёл вечерний разговор с мамой, она бы так легко не отделалась – так и продолжала бы задумываться в ромашковом стиле – «позвонит-не позвонит-а что скажет-трубку бросит».

Но мама позвонила, чтобы рассказать о визите к адвокату, и её потребовалось и выслушать, и утешить.

-Даш, столько лет! Столько лет, а я как последняя глупая утка, верила, что, меня-то это точно не коснётся! Что я застрахована внешностью от измены, от развода, от такого позорища! Он сегодня явился, чтобы забрать посуду… — мама немного нервно рассмеялась. – Я ему вручила две огромных коробищи, а у него не было времени проверить, что там.

-И что там? – осторожно уточнила Даша.

-Посуда, разумеется, я – женщина правдивая и честная, мне чужого не надо! – гордо заявила Анастасия — Правда, посуда вся такая битая-перебитая в мелкие черепушечки!

-Мам… – поразилась Даша, — Ты чего? Посуду ему побила?

-Всю до последней фарфоровой розеточки! – с гордостью ответила мама, — Аж устала, пока всё обрабатывала! Кто бы знал, что это так утомительно! Зато всё ровно пополам поделено, как в аптеке. Четырнадцать с половиной килограмм ему и столько же мне!

-А тебе зачем битая посуда? – изумилась Дашка.

-Как зачем? Для доказательства того, что всё разделено чин по чину! А ещё… ещё мне тут в голову пришло панно сделать! – Дашина мама гордилась своими керамическими мозаиками. – Во всю стену сделаю себе панно, как памятник моей глупости!

-Ээээ, а папа ещё коробочки не вскрывал? – осторожно уточнила Даша.

-Судя по тому, что не звонил и воя раненного бизона ещё не слышно – не открывал. О! Как раз звонит! Ладно, Дашуль, потом перезвоню, а пока буду наслаждаться фарфорово-бойной симфонией.

Она и правда перезвонила через полчаса – именно на столько хватило эпитетов у её почти бывшего мужа…

-Вот только сейчас и понимаешь, какой у человека был талант, закопанный в землю… Он же готовый оперный певец! Вопил так, что мог бы и без гаджетов до меня доораться… – чрезвычайно довольно хмыкнула мама. – Я всё записала, буду на досуге слушать и наслаждаться, наслаждаться и слушать! Какая там ария Бориса Годунова! Какой там Каррузо! Ха, скорбь о битом сервизе значительно круче!

Утром Дашке тоже не удалось впасть в мятущееся ожидание — позвонила Нина Ивановна:

-Дашуль, отдыхаешь? Умница! А мне тут поступило предложение вернуться. Да, да, от нашего незабвенного Матвея свет Александровича! Главбух, которая приняла у меня дела, проработала ровно день и написала заявление на увольнение! Сказала, что в такой атмосфере, с таким начальством и с такими подчиненными она ещё не работала, и не собирается.

-А вы? – опасливо уточнила Даша, вдруг представившая, что всё её лучезарные планы рушатся, потому что Нина вернётся обратно, и не пойдёт работать в новую компанию.

-И я! И я, Дашенька не собираюсь! – радостно возвестила Нина. – Я тут только-только мужа и детей разглядела. Слушай, оказывается, у меня классный муж и потрясающие дети! – рассмеялась она. – Матвей, правда, начал со снисходительного: — «Так уж и быть, возвращайтесь!», а закончил: «Нина, я вам зарплату повышу и людей ещё найму!»

-И всё равно нет? – решила удостовериться Даша.

-Да ни за что! Пусть сам теперь плавает в том супе, который наварил! Тем более, что для него это очень и очень полезно. Я его столько лет останавливала от авантюр, что он стал воспринимать меня как няньку, надоедливую училку. Пора ему стать самостоятельным и осознать, что никто не будет его тормозить у пропасти, что теперь нужно смотреть и оценивать ситуацию самому. Я уверена, что он теперь будет гораздо, несоизмеримо осторожнее, чем был при мне! И да… я более чем уверена, что сейчас он будет звонить тебе с тем же предложением. Дашуль, ты смотри сама. Я, если что, не обижусь, но ты оценивай силы здраво. Справишься ты?

-Главным вместо вас? Нет, конечно! – Дашка прекрасно знала свои возможности. – Не-не, я-пас! Я с вами хочу.

 

Продолжение