Навигация Форума
Вы должны войти, чтобы создавать сообщения и темы.

60. Смотр мышиных претенденток

Предыдущая часть

– Ну, вот, выбирать-то не из чего! – ворчал он. – У меня мышей и то больше, чем кошек! Тьфу, то есть возможностей. Так… кого мы знаем? Лиза – она приятная, нашенская, но занята… Не подходит.

Симпатичная светленькая мышка с пушистым хвостиком отодвинулась в сторону, подчиняясь движению когтистой лапы. Кот поразмышлял, присмотрелся к кучке вариантов, выбрал крупную серую мышь и добавил к светленькой.

– Ты – не участвуешь! Ты – мыша́к! Будешь Андреем.

Мышак не возражал. А Фёдор прислушался и покосился на стенку, за которой был слышен такой знакомый шум. – Сколько грохота может быть от одного котёнка? Фрррр, да сколько угодно! так, ладно... От этой наш сыноотец избавился, – Фёдор Владимира хозяином не считал. Для Мишки он отец, для Людмилы – сын. Вот и получилось такое «сыноотец».

Кот брезгливо сбросил на пол мышь аляповатую, сделанную из разноцветного меха с перьями, торчащими из охвостья. Мышь олицетворяла Нику.

Покопался, вытащил странную мышь, сделанную из верёвки, осмотрел, сбросил туда же.

Она уже совсем-совсем не участвует, однако приставала же! Правда, к моему Мишке приставала, но всё равно, мы от неё избавились! – Фёдор скосил глаза на валяющуюся на полу мышь – Яну.

– Тыыыкс, и что у нас осталось? Нечто пока неизвестное… То, которое пахнет у него на рукаве, – Фёдор покрутил носом, припоминая запах, унюханный им от одежды Владимира, пришедшего с юбилея знакомого, прикинул, выловил из кучки странное розовое существо, ароматизированное чем-то приторным. Отложил в сторону с сомнением.

– Ну, шанс надо давать всем. Может быть!

Потом пофыркал:

– Ещё есть грррымза крысиного рода, которая пыталась обидеть соседей и которую мы проучили. Она прямо лезла к нашему главкоту Владимиру. Это фффеее!

Фёдор выволок из кучки «претенденток» самую противную кандидатуру своей коллекции – коричневую мрачную крысу и ловким ударом лапы отправил её в полёт через всю комнату, сопроводив напутствием:

– Пшшшшлаааа!

Хмыкнул и покрутил усами.

– А! Есть ещё та, которая котёнку свою забирала. Как её? Котёнок Настя, а эта? А! Ирррррина.

Кот повспоминал. – Пахнет резковато и сама очень порывистая. Погладить не попыталась, не улыбнулась.

Нет, Фёдор отлично понимал, что он далеко не всем может нравиться. Но ни Мауру, ни Тима она тоже не приветила, хоть пёс активно вилял хвостом и улыбался.

– Не любит нас? Боится? – Фёдор вздохнул. Проживание в квартире сильно снижало возможности по наблюдению за соседями. – Ладно-ладно, разные люди бывают. Иные не сразу соображают, в чём их счастье!

Выбрал обычную серую мышку и отложил к розовой.

Даааа, в городе трудно охотиться на мышей, то есть на этих… которых нам на выбор надо найти! То ли дело в доме или на даче!

Фёдор любил захаживать в гости к соседям. Правда, большинство из соседей и не подозревало, что к ним кто-то пришел. Следить за людьми гораздо лучше так, чтобы наблюдателя-кота никто-никто не видел! Ещё Фёдору нравилось собирать информацию разговорами с котами, кошками и собаками. Так поболтаешь, куда как больше узнаешь о соседях!

Жаль, что они не живут рядом на даче! Я бы про них уже всё-всё знал! Вот про Асю, например, я всё знаю и про Ларису, и про Риту Михалну, и про… Так, погодите, а кто у нас с другой стороны у леса?

Коты умеют улыбаться! Ещё как умеют! Вот если бы кто-то из сомневающихся видел бы сейчас Фёдора, то сразу бы всё понял!

– А там у нас моя красавица Чууудь!

Рыженькая изящная Чудь жила в доме, который располагался за приобретенными Владимиром участками.

Дачные участки соприкасались с крохотной деревушкой, от которой осталось всего несколько бревенчатых домов. Вот как раз дом Чуди и стоял между дачами и лесом.

Фёдор сначала познакомился с крупным полосатым котом своей масти, потом подрался и подружился с чёрным котищей по кличке Гнусь, а потом встретился с очаровательной красавицей Чудью Болотной. Собственно, ради неё он и ходил к тому дому. Именно благодаря этим прогулкам по двум заросшим участкам-пустырям, на которых сейчас располагается дом Владимира и его владения, Фёдор летом и обнаружил погибающих в пакете Мауриных котят.

Сплошная польза от некоторых кошечек! И котят спас благодаря тому, что к ней шел, и с Гнусем сдружился, и хозяйку её видел…

Правда, это самую хозяйку Фёдор видел не очень часто – она была занята. Работала.

Она делает всякие забавные штуки, а потом водит по ним палочкой с кусочком шерстки, на них получаются коты, кошки, лисы и птицы, – объяснял полосатый кот. – Потом она куда-то их уносит и говорит, что ей заплатили. А заплатили – это очень хорошо! Это значит, нам всего-всего хватает! У нас одного Гиря поди прокорми!

Кот по имени Ваша Полосатость, а для приятелей просто Полосатый, кивал на огромного-преогромного серого пса, лениво развалившегося на крыльце.

Фёдор с ним тоже познакомился. Пса звали Гирь, и он совсем не возражал против гостей-котов.

Вот это-то летнее знакомство Фёдора и вдохновило.

Такая мыыышка, самая-самая тихая, пррриятная… Мыша́ка рядом нет, приходил какой-то, да выгнали летом. Ой, как гнали, как гнали… – Фёдор насмешливо зафыркал, припоминая увиденное. – Нас любит, людских котят любит… Если уж тех, своих двух кошмариков-мышариков любит, то мой Мишка ей точно понравится! Да и вообще она котославная! И пахнет симпатично, – Фёдор припомнил, как эта самая котославная его погладила, да сырком угостила, а потом вытянул самую-самую ценную мышку из своего мышиного коллектива и осмотрел. Беленькая, пушистая, ах, какая!

– На данный момент, это мне очень даже нравится! – сообщил он оставшейся мышиной кучке. – А там посмотрим, как получится! И на этом смотр объявляю закрытым, – он ловко смёл мышей в абсолютно тайное подкресельное пространство и полизал лапу. – Один хлопоты с этими людьми! Так заведёшь, а потом весь в трудах, весь в заботах! – кот покосился на окно, за которым мороз царапал острыми когтями стекла, и продолжил: – Но как без питомцев-то… Холодно, тоскливо, неуютно! Ээээх, ладно уж, потружусь… им да себе на благо.

Кот поднял голову, присмотрелся к ночной темноте и принюхался к ветерку, влетающему в чуть приоткрытую форточку.

– Да, я прав. Не ошибся! Это точно они – котоперемены. Они пахнут особенно! Нет, не тревожно, а волнительно, интересно, чуть страшноватенько, но весело и приятно. Добррро пожаловать, я вас жду! – кот кивнул в сторону форточки, словно приветствуя это самое явление – котоперемены в убежище.

 

Конец второй книги.