Навигация Форума
Вы должны войти, чтобы создавать сообщения и темы.

29. Чрезвычайно благородный пёс

Предыдущая часть

Николай, ошеломленно услышавший от своей дочери, что разводиться он не имеет права просто потому, что никому в таком возрасте всерьёз не нужен, и вообще, должен о внуках подумать, а не о новой женитьбе, от возмущения практически потерял дар речи. Ринулся было с обвинениями к жене и застал её в таком же состоянии.

-Нет, ты представь только, что она мне только что сказала! – машинально пожаловался он Анастасии.

-Мне сказали то же самое! – мрачно кивнула она. – Кажется они думают, что нам пора на свалку истории…

Неожиданный отпор, полученный от родителей, которые по такому случаю даже временно объединились, близняшек сильно удивил.

-А чего? Что мы не так сказали? – сердились сестрицы, уезжая из родительского дома, к которому как раз приехал грузовик для перевозки «половины нажитого имущества» в новую светлую жизнь. – Что, слабо паспорт посмотреть?

Почему-то обеим сестрицам казалось, что жизни после сорока уже нет. Есть только долг перед детьми, внуками и прочими жаждущими.

-То же мне… жениться он собрался! – ворчала рассерженная Аня.

-Да, прикинь, и мне мать заявила, что она ещё сама может замуж выйти! – делилась с сестрой потрясенная Татьяна. – Да скорее Дашка замуж выйдет! Нет, оно понятно, что мать выглядит неплохо для своих лет, но кому она нужна-то? Все мужики её возраста или женаты, или с молодыми красивыми девчонками!

В данном утверждении хромали и логика, и математика, но сестрицы, привыкшие с самого детства к собственной неотразимости и уникальности, не давали себе труда задумываться…

Когда Николай, всё ещё кипевший возмущением, и не преминувший высказать, что это она плохо дочек воспитывала, увёз ровно половину мебели, Анастасия прошлась по опустевшим комнатам.

-Странно как вышло… – сказала она зеркалу. – Всё, что было для меня важным, оказалось таким пустым!

Она коснулась своего отражения, послушно протянувшего навстречу ей руку.

-Красота спасёт мир! Какая глупость! Понимаешь, глупость? Ничего-то она не спасает, особенно если кроме неё ничего нет! Ни любви, ни верности, ни уважения… Ни-че-го! Просто пустота.

Отражение, повинуясь воле хозяйки, опустило руку и прикрыло глаза.

-Надо же… дожить до сорока пяти и услышать, что дочурки уже про наследство рассуждают, считают меня годной только на то, чтобы их папеньку приковать к себе и держать, чтобы конкурентов не настрогал… А что, матушка, не пора ли вам надеть комнатные валенки, халат, меховую жилеточку и засесть унучаток няньчить, чтобы доченькам время освободить – красотой своей заниматься? – издевательски уточнила Анастасия у отражения. – Молчишь? Правильно! Молчание-то золото! Бедная Дашка! Вот я и оказалась в её шкурке!

Звонок мамы Дашка приняла совершенно безмятежно – она играла с котятами и парила в восхитительных воспоминаниях о недавней прогулке. Нет-нет, ничего такого уж романтического не было, но она никогда так приятно ни с кем не общалась.

-Да, мам? Чего? Какое наследство? А почему тебе замуж нельзя? Эээээ, не поняла! – пожаловалась она, а выслушав мамин рассказ о шок-визите близняшек, разозлилась.

-Вот же… паразитки! – фыркнула она, — Мам! Не обращай внимание!

-Дожила… дочка утешает, причём, именно та, которой меньше всего от меня досталось и любви, и внимания! – думала Анастасия, вдруг припомнив слова близняшек об «альфонсе».

-Дашуль, ладно… что с них взять – сама воспитала, сама и получила красотой со всего маху. Ты мне лучше скажи, что это за молодой человек с лохматой собакой?

Дашка рассмеялась:

-Да просто знакомый, мы погуляли, да поговорили…

-Вот и хорошо, вот и правильно! Гуляй, отдыхай, разговаривай, слушай его и гони сестричек подальше — ты им не прислуга, не нянька и не пахарь для своей бабушки.

-Но ты же сама говорила… – осторожно уточнила Дашка, тихонько улыбаясь,

-Я ошиблась! Имею я право ошибаться, или нет? – возмущенно уточнила мама. – Я в стольких вещах ошиблась…

Примерно ту же самую фразу повторила на следующее утро милейшая Галина Сергеевна, потрясая в воздухе странной конструкцией из тонких ремешков.

-Дашенька! Спасите-помогите! – она кинулась к Дашке, безмятежно вышедшей из подъезда, чтобы сходить в магазин. – Я ошиблась! Я так ошиблась!

-Что-то случилось? – растерялась Дашка.

-Мися случился! То есть с Мисей случилось! Он же вчера вывернулся из ошейника, так я сегодня с утречка сбегала в зоомагазин и купила шлейку, вот! – она подсунула к Даше поближе непонятную штуку. – Мне сказали, что это самая-самая надёжная шлейка! Но я так ошиблась… Он в ней погулял утром, очень сердился, даже ни на кого не рычал, кроме меня… А потом…

-Он убежал? – догадалась Дашка.

-Даааа, — прорыдала Галина Сергеевна. – Он из этой дyрацкой штуки просто вышел! Дашенька, помогите его найти! Он к вам так хорошо относится!

-Правда? – с превеликим сомнением протянула Дашка. Ей-то казалось, что, если бы Мися мог её слопать, то сделал бы это с наслаждением.

-Конечно! – с жаром воскликнула Галина. – Что вы! Он чужих людей не любит почти так же, как и чужих собак. Он кусается и вопит, стоит только кому-то его коснуться, а вы его принесли на руках! – последнюю фразу Галина произнесла восхищенным шепотом.

Даше стало жаль и эту заполошную тётку, и чудика Мисю…

-Ну, и ладно, подумаешь, пройдусь в парке, поищу! Прогуляться всегда хорошо, а так, глядишь, ещё и этого скандалиста найду, — думала она, шагая по аллее.

Голос Галины, истошно вопящей:

-Миииисяяяя! Мисюююююсь! – распугивал влюблённые парочки, голубей и прочих прохожих.

-Не-не, вот так, извините, орать я не буду! – твёрдо решила Даша. – И потом… Если бы он хотел примчаться на голос хозяйки, то он бы это уже сделал. Вопит она так, что аж по всему парку эхо мечется, а это значит, что? Правильно! Чихать он хотел на эту сирену! Скорее всего, мне нужно искать самого крупного пса, который тут гуляет, обойти его вокруг и найти, куда прицепился этот крокодильчик.

Она была практически во всём права кроме объекта Мисиной атаки, и через несколько минут убедилась в этом сама.

-Елки-палки, ну, конечно! Как я упустила это из вида? — пробормотала Даша, увидев на аллее… лошадь. – Ооооо, нееет! Если по нему попадут копытом…

Мися понятия не имел, что это такое — вот ЭТО! Некоторое подозрение в том, что ЭТО не собака, у него появилось и благополучно исчезло, погребённое под мыслью: «Вот это грооомааадаааа!»

Какой честный и благородный пёс древних кровей, прекрасной родословной, но маааленького роста сможет спокойно пережить присутствие рядом такого ЭТОГО… По крайней мере, точно не Мися!

Узрев конягу, он впал в шоковое состояние, а выпав из него, и осознав, что объект недопустимо быстро удаляется, ринулся в погоню.

-Соооожрррруууу! Сдавааайсяяя! – вопил Мися на собачьем языке – га́воре. – Стооой и сдавааайся!

Стоять животина не собиралась, да и вообще не обращала на гордого охотничьего чихуахуа ни малейшего внимания, и тогда он кинулся в атаку!

Правда почему-то вместо того, чтобы поймать ЭТО, он внезапно взмыл в воздух и оказался на руках со знакомым запахом.

-Мися! А ну, прекрати немедленно! – грозно скомандовала Даша специальным тоном, которым можно было остановить и разъяренного быка, и даже котёнка, который намеревался содрать с карниза ни в чём неповинные шторы… – Всё! Ты так напугал лошадь что она убежала от тебя! Ты же благородный пёс! Разве можно преследовать перепуганную лошадку?

Свирепый, рычащий и рвущийся из Дашиных рук бойцовый чихуахуа, внезапно ощутивший себя благородным, а, главное, сильным псом-победителем этой самой «перепуганной лошадки», моментально принял вид льва после удачной охоты.

Мися гордо задрал головёнку, картинно скрестил тонкие передние лапы на Дашиной руке и без возражений позволил унести себя с поля боя.

 

Продолжение