Навигация Форума
Вы должны войти, чтобы создавать сообщения и темы.

30. В какой угол поставить целую лошадь?

Предыдущая часть

-Ну, видишь, какой ты умник и красавец? – ворковала Даша, унося скандалиста и великого собачьего воина весом в гордые два килограмма двести грамм, подальше от лошади. – Там твоя хозяйка очень переживает — ищет тебя, страдает, можно сказать! А ну как ты победил бы лошадь, и что она стала бы делать с такой гммм… добычей? Вот только представь – ты пригоняешь эту непомерную животину к хозяйке? И куда бы она её дела?

Мися как-то не задумывался о подобных мелочах… Первая цель – победить врага, а дальше уже разберёмся куда его. Сейчас вот он задумался и аж прижмурился! И правда, такую-то громаду и ставить некуда! Разве что выкинуть его любимый диван и два не менее любимых кресла!

-Не-не… Диван мне нужен – я на нём лежу, на креслах прыгаю, грызу вкусности и валяюсь кверху пузом! А ну как вместо этой пользительности будет та бесполезность?

Мися сморщился и высунул от глубокомысленных рассуждений язык — так ему лучше думалось… – Нееее, это неправльно! Надо будет в следующий раз выбирать добычу, которую можно будет куда-нибудь вместить! Ну, вот хоть вместо той тумбочки, которая мне никогда не нравилась!

Несущуюся навстречу Галину Сергеевну Мися заметил издалека, завизжал от радости, заперебирал тонюсенькими передними лапками, словно он плывёт по бурному океану, только вот умная и предусмотрительная Дашка и не подумала его отпускать!

-Не-не, хороший мой! Этак ты опять найдёшь себе добычу и рванёшь за ней! Я уж тебя лучше с рук на руки передам.

Рыдающая от переживаний, волнения и радости Галина Сергеевна, обцеловала всего Мисю, схватилась за сердце, узнав за кем именно он охотился, и завозмущалась:

-Что за безобразие! Разве лошадям место в парке?

Даша потихоньку вздохнула. Лошади ей нравились, бывали они в парке не одни, а со всадниками, и всегда вели себя образцово-показательно.

-В отличие от Миси, который следует принципу «не сожру, так хоть понадкусаю»! Вообще-то это сильно чревато! Или лошадь понесёт, или лягнёт этого приставучего и мелкого обалдуя, и что тогда от Миси останется? Правильно – блинчик. А собаки? Ну, это ж ему дивно везёт, что его мастино не сожрал, хотя Мися ему на один зуб! Да и не только мастино! Вон, Джек и прочие псы тоже его не тронули. Но сколько ему везти-то будет?

Галина Сергеевна параллельно Дашкиным раздумьям щебетала:

-Ой, и не только кони эти дурацкие Мисеньку раздражают! Ещё и псины! Кошмарные, невоспитанные псины! Дашенька, вы же видели, какое чудовище у нас поселилось? Катастрофа просто!

-Мастино? А почему чудовище? – Даша слегка отвлеклась.

-Как почему? Он же огромный! Шкура эта висит! Гадость-гадость…

-А мне нравится. Такая морда доброжелательная! – Дашка как-то повстречалась с мастино нос к носу – вполне буквально. Она натёрла ногу, и наклонилась, чтобы подсунуть под пятку бумажный платочек, а когда голову подняла, выяснилось, что вплотную к ней стоит эта махина и сочувственно наблюдает за её действиями.

Дашка было испугалась, но мастино посопел, вильнул хвостом и лениво переваливаясь удалился.

-Ой, Дашенька, вы просто плохо разбираетесь в собаках! Но я уже всё придумала…

-Что именно? – Даша опасливо покосилась на сияющую собственным светом Галину Сергеевну.

-Мы с Мисей в благодарность за его спасение подарим вам Мисиного сына! – произнесла она с видом королевы, одаряющей любимую фрейлину богатой провинцией с замком, лесами парой-тройкой городов и сотней деревушек.

Даша поспешно замотала головой. – Нет-нет, спасибо, что вы! Мне не нужно!

-Нужно-нужно! Такое сокровище всем нужно! А! Вы думаете, что он дорогой? Не волнуйтесь об этом – мы его вам просто подарим.

-Галина Сергеевна, у меня двое котят, я не планировала собаку заводить! – покривила душой Даша.

-А их почти никто не планирует – это как стрела Купидона! – снисходительно отозвалась Галина. – Вжик и сердце навылет!

Все Дашкины аргументы пропадали как камни в болоте… Даже высказанная самым-самым уверенным тоном фраза о том, что чихуа она точно не хочет!

-Что значит, вы не хотите чихуа? Все хотят, просто не все ещё знают об этом! – рассмеялась Мисина хозяйка. – А потом… Понимаете, какое дело… он нигде не приживается!

-Его всё-таки кто-то не хочет? – не выдержала и съязвила Дашка.

-Неее, его-то все хотят – он не желает! Не его люди, видимо, попадаются, вот он и бузит. Слегка, но активно.

Дашка представила это «слегка, но активно» в своей квартире, ужаснулась и торопливо смылась, воспользовавшись тем, что Галине Сергеевне кто-то позвонил.

-Вот спасибо, хорошо, положите на комод! – пропела она незабвенную песнь Шурика из «Операции Ы». – Можно подумать, в моей жизни мало слегка, но активно бузящих…

Стоило только это произнести, как ей позвонил отец.

-Во! Пожалуйста, стоило только подумать… – провозгласила Дашка, – Папа, ты ли это? Последний раз звонил полгода назад, и то, потому что думал, что я помню, куда он спрятал запасные ключи от гаража.

Разумеется, так она не сказала, а поприветствовала отца нормально: – Да, пап, слушаю!

Дашкин отец, Николай Васильевич Серебров недовольно сморщился, представив старшую дочку.

-В кого она такая… Непонятно! – думал он каждый раз, когда смотрел на неё. Нет, разумеется, нашлись доброхоты, которые начали намекать, что это вовсе даже не его ребёнок, несмотря на то, что он был у Насти первый, и дочка родилась через десять месяцев после их свадьбы. Тогда он был в жену отчаянно влюблён, на любой подобный намёк реагировал чрезвычайно остро…

Потом, когда с течением лет его чувства к супруге стали подвергаться проверками на прочность, он чуть засомневался… Ну, правда, младшие дочки с ним одно лицо, а Дашка…

Нет, жене он верил, но сам… сам безгрешным отнюдь не был, утешая себя размышлениями о полигамности мужчин вообще и его в частности.

-Ну, что я могу сделать, если они мне на шею сами вешаются? – думал он. – Отбиваться, что ли? И да… такой генофонд, как у меня не должен пропадать зря!

«Пропажей генофонда» он называл отсутствие сына – продолжателя фамилии, династии Серебровых, и носителя безукоризненной внешности отца и прочих предков!

Анастасия и рада была бы ему угодить, но после вторых родов забеременеть уже не получилось, а Николай, по прошествию лет и зрелому размышлению, счёл, что это обстоятельство не является уважительной причиной для его отказа от наследника.

 

Продолжение