Навигация Форума
Вы должны войти, чтобы создавать сообщения и темы.

О вреде халявы

Примечание автора: это коротенькая история-знакомство про бультерьеров Крока и Дила, потом оказавшихся в "Убежище"

Халява, сэр!

Илья зорко следил за соседским участком. Засада располагалась у кустов смородины и обеспечивалась алиби – он держал шланг и поливал редиску. Нет, редиску отлично могла бы поливать и крутящаяся штуковина, воткнутая в грядку, но кто про это знал? Правильно! Никто! Поэтому алиби было признано удачным во всех отношениях.

Засада была устроена не просто так, правда, со временем он немного не рассчитал, и грядка уже почти разделила судьбу Атлантиды…

– Ну, где же он? А? – переживал Илья, сильно подозревая, что под водой редис растёт плохо, медленно, и вообще неуютно ему там!

Наконец, сосед вышел на крыльцо и потянулся во весь свой немаленький рост.

Илья радостно отсалютовал ему каскадом воды над смородиновыми кустами. Редис что-то облегченно булькнул, а безмятежная было физиономия соседа заметно омрачилась.

– Доброе утро, Андрюха!

– И тебе того же! – Андрей сделал попытку смыться, но от Ильи редко кто уходил просто так.

– Слушай, мне позарез нужен секатор! Дай попользоваться? А?

– А что, тот, который ты не вернул в прошлом году, уже сломался? – cаркастически уточнил Андрей. Напрасная трата сарказма и времени… Все подобные намёки и даже прямые как железнодорожная шпала, вопросы, Илья попросту пропускал мимо ушей. Вот и сейчас пропустил, словно и не слышал.

– Андрюх, ну мы ж с детства знакомы, тебе чего, жалко на полчаса дать секатор? Ну, если тебе жалко, моя мама у твоей попросит…

Это был удар ниже пояса. Визит Илюхиной мамы был сравним с прибытием татаро-монгольского ига. Нет, она очень приятная женщина, кто ж спорит? Вежливая и любезная, но такая же падкая на халяву и столь говорливая, что любой нормальный человек, побыв в её обществе минут двадцать, стремился смыться прочь как можно скорее и дальше.

Андрей и его родители были людьми нормальными. Андрюхин отец, Виктор Иванович, и вовсе сказал, что поставит на соседку медвежий капкан, ну, ладно, ладно, за неимением капкана – крысоловку!

– Избавьте меня от неё, мне застрелиться хочется сразу, когда я её вижу у нас на пороге! Правда, в её визитах есть две положительные черты. Первая – я сразу вспоминаю, насколько у меня классная жена, а во-вторых, после её ухода жизнь становится просто чудесной! Но в больших дозах её визит невыносим, а маленькими дозами она не общается! – заявлял Андрюхин отец.

Проще было дать секатор… Нет, правда, проще! Метод получения желанной халявы был отработан на всех встречных-поперечных, усовершенствован и выверен до идеального состояния с учётом всевозможных особенностей психологии этих самых встречных. У людей покладистых выцыганить требуемое было очень просто и легко, к людям более упрямым применялись иные способы. Даже твёрдо высказанное слово «нет» воспринималось с полным пониманием, киванием и извинениями, объект, из которого халяву планировалось извлечь, оставался доволен своей решительностью и неуступчивостью, и только через некоторое время осознавал, что он дал просителям всё, что им было надо!

Единственным способом избавиться от халявщиков было бегство. Желательно подальше и наподольше! Даже заборы не спасали, потому что, в случае необходимости настойчивые просители стучали в ворота на манер дятлов! Особенно плохо было их соседям – у кого просить-то, как не у ближних своих, пусть даже просто в плане географического расположения.

Самым главным спецом по халяве в семье Пилипенко была Илюшина матушка, собственно, Илюха на это и уповал. Коронный довод «ща мама придёт» с соседями срабатывал всегда, сработал и сейчас.

Андрей, как-то криво ухмыляясь, отправился в гараж, и вышел оттуда с новеньким секатором.

– На, но на полчаса! Сегодня к нам гости приедут, так что верни сразу.

– Гооости? А нам зайти нельзя?

– Нет! – рявкнул Андрей так «любезно», что Илья решил не связываться, а посмотреть, так сказать, по ходу дела… Ну, если у вас за столом сидят люди, не станете же вы при них гнать соседей, зашедших с тарелочкой печенья попить чайку.

– Блин! И ведь опять припрутся со своим столетним печеньем времён Леонида Ильича Брежнева! – простонал Андрей, возвращаясь в дом.

– Опять? – мама Андрея, Ирина, рассмеялась. – Ты ему секатор из электрички отдал?

– Да! Я его специально купил за сто рублей! – мстительно прищурился Андрюха. – Сто мне не жалко, а вот как он выкручиваться будет на этот раз, мне уже даже интересно.

– Да как обычно! – Ирина пожала плечами. – Это у них столь отработанная годами практика… Ладно, ты в беседке убрался?

– Ещё вчера! – Андрей волновался. Не каждый день приглашаешь в гости свою девушку, чтобы познакомить с родителями.

– Ну, ты герой, она на тебя уже положительно влияет. Главное, чтобы халявщики наши не появились в разгар событий! – отец Андрея давно бы послал соседей на все буквы русского алфавита с добавлением некоторых экзотических букв алфавитов дружественных языков, но как военный не мог себя заставить высказать всё это женщине, даже такой пакостной бабе, как их соседушка.

Лиза вертелась перед зеркалом уже минут двадцать, внешний вид был в полном порядке, зато внутри царил полный раздрай!

– Ну, почемууууу?! – чуть не плакала она перед зеркалом. – Почему именно сейчас тётушка вывихнула ногу?

Лизиной маме срочно пришлось ехать на помощь к сестре, поэтому Лиза была готова отменить и поездку, и знакомство, и вообще признать, что жизнь не удалась!

– Куда я Крока и Дила дену, а? Нипочём нельзя ехать знакомиться с семьёй парня в компании с двумя бультерьерами!!!

Столь оригинальные имена им дал её старший брат, который и завёл двух забавных щенков. Завёл и женился! Жена была морально не готова даже к хомяку, а уж Крок и Дил вызывали у неё панические атаки с визгом и конвульсиями, поэтому псы остались дома.

Нет, Лиза сделала попытку.

– Привет, братец!

– И тебе того же… – осторожно поздоровался брат и Лизе стало грустно. Каким уж образом из весёлого, открытого и добродушного парня с шикарным чувством юмора его жене удалось сотворить нечто опасливо-поджидающее подвох, страшно бережливое и скопидомное, Лиза никак понять не могла. Они с мамой никогда ничего у брата не брали, не просили, ничем особо его не озадачивали, но даже самые невинные звонки он стал воспринимать с подозрением.

Поездка к родителям жениха с бультерьерами

– Гош, мама к тётушке уехала – она ногу вывихнула, а мне очень надо за город.

– Так езжай! – разрешил брат.

– А Крок и Дил?

– Дааа, это проблема! Тогда не езжай! – решительно заявил Гоша.

– Гош! Меня пригласили родители Андрея. Ну, моего парня.

–  Тогда надо поехать! – озаботился Гоша.

– Ну, я тебе про то и говорю! Но не с бультерьерами же мне ехать к незнакомым людям!

– Дааа, это, однако, будет странно! – призадумался братец. – Что думаешь делать?

– Тебя просить подержать их пару дней! – решительно заявила Лиза.

– Нееее, не пойдёт! Ты же знаешь, что Вика их не любит!

Лиза знала это отлично, смирилась с этим, но сейчас…

– Брат, ну, пожалуйста! Это для меня очень-очень важно! Я не могу отложить. Они уже давно пригласили! Ты же можешь хотя бы прийти и покормить их, да погулять?

– Неее, мы собирались с Викочкой в аквапарк, да и так… прошвырнуться. Это неудобно!

– Знаешь, что… – Лиза рассвирепела. – Это твои собаки! Ты ничего не забыл?!

– Да я давно их тебе подарил! – щедро отозвался Гоша.

– Раз так, или ты мне сейчас привезёшь их документы, и напишешь дарственную на них, чтоб я могла их отвезти в зоогостиницу, или я их тебе привезу!

– Вопрос был в документах? Да без проблем! – Гоша действительно прибыл к ней минут через двадцать, отдал прозрачный файлик с родословными и написал, что отказывается от собственности в пользу гражданки такой-то…

Лиза смотрела на закрывшуюся за счастливым братом дверь с горькой ухмылкой. – С одной стороны, я счастлива, потому, что вы теперь точно мои, и лапочка-Викочка не заставит его вас продать, отдать или ещё что-нибудь этакое устроить, а с другой… Зоогостиницы на праздники забиты и куда мне вас девать, я ума не приложу!

Андрей подхватил смартфон, только расслышав мелодию вызова, которая сигнализировала о том, что звонит его Лиза.

– Лиз, ты что? Что случилось? Ты плачешь? – он даже испугался поначалу. – Почему не приедешь? Мама уехала? Так что? Собаки? А, собакииии, ну и чё? Крокодильный комплект у тебя славный!

– Андрюююш! Это они тебе славные, ты их знаешь, а представь, что твоя мама подумает? – всхлипнула Лиза.

– Маам! Тут Лиза переживает. Её мама срочно уехала и не с кем собачек оставить.

– Так и что? Пусть с собой берет! – моментально отозвалась Ирина.

– Андрей! – сердито зашипела Лиза. – Так нельзя! Она-то думает, небось, что это «собачки», ну типа пуделька или йорка…

– Мам! Лиза на меня сердится, что я тебя ввожу в заблуждение. У неё собачки – бультерьеры!

Ирина, которая энергично месила тесто, потёрла тыльной стороной руки щёку и уточнила:

– Вменяемые?

– Очень! Такие чудаки! – громко сообщил Андрей и покосился на живо заинтересовавшегося отца. – Я видал, как они у Лизы во дворе с чихуа играют – он на них верхом катается!

– Да конечно, пусть привозит! – решительно заявил его отец и кивнул жене в сторону соседского участка. – Это как раз то, что нам очень надо!

– Лиз, я скоро за тобой выезжаю, так что готовься ехать вместе с псами. И не парься ты! Вот чудачка. Сейчас-то чего ты плачешь? – он только головой покрутил. – Только женщины способны плакать от облегчения! – подумал он.

Ирина, уловившая идею мужа, хищно прищурилась. – А, знаешь, дорогой, мне это начинает активно нравиться!

– Да, прикинь, какие возможности открываются! – Виктор Иванович рассмеялся. – Приваливают соседи, а тут их встречааают!!! – он аж глаза прикрыл, воображая дивные картины…

Андрей с Лизой встречались уже несколько месяцев. Влюбились оба не на шутку, а после и вовсе выяснилось, что дальнейшую жизнь друг без друга не представляют. Крока и Дила Андрей отлично знал, Лизиного брата счёл придурком и предателем, а на вопрос Лизы, как он относится к псам, ответил:

– Лиз, я собак вообще люблю, а эти и вовсе классные! – он не кривил душой. Крок любил задумчиво привалиться к его ноге и мечтательно прижмуриваться, когда ему чесали голову, а Дил неуклонно и неотвратимо лез «на ручки».

– Я не уверена, что мама с ними справится… – переживала Лиза.

– А при чём тут твоя мама? Они же теперь твои, с нами будут жить! – удивился Андрей сомнениям невесты, полностью убедив её в том, что она не ошиблась!

– Юридически они Гошины…

– Ой, он с удовольствием их тебе сплавит, а нет – выкупим! – Андрей имел своё мнение про Гошу, но любящей сестре высказывать его не торопился.

После этого разговора Лиза в женихе не сомневалась, а вот его родители…

Даже их согласие её не очень успокоило.

– Андрюш, что ты им сказал? Ой, а что они про меня дууумают… – переживала Лиза, устраиваясь в машине, и строго велев булькам, умащивающимся на заднем сидении, не ёрзать и затылок Андрея не облизывать.

– Ничего такого не думают. У нас два года назад умерла наша старенькая собака. Правда, она была небольшой и очень мирной.

– Ну, вот видишь… а тут…

– Тут как раз то, что нам очень надо! Я тебе сейчас поведаю о нашем дачно-семейном проклятии! – таинственным тоном начал Андрей, лавируя в потоке машин, стремящихся как можно скорее выехать из города. – Итак… Знаешь ли ты, что такое халява? Знаешь, конечно! А что такое страсть к ХАЛЯВЕ? Такая… всепоглощающая… Вот, представь семейку интуитивных психологов, которые без мыла куда хошь пролезут, с таким фанатичным стремлением к халяве!

– Чего-то мне уже страшно… – рассмеялась Лиза. У неё вдруг стало расчудесное настроение.

Порочная страсть к халяве

– Зря смеёшься! Пилипенко – это проклятие всех соседей, и больше всего – наше, потому что мы к ним ближе всех находимся. Я в прошлом году поставил двухметровый забор, правда, из сетки – у нас только такие можно, но и это не спасает. Короче, они видят всё, всех и ведут неустанную охоту на то, что можно получить ЗАДАРМА… Что так получить нельзя, они начинают выпрашивать, и поверь мне, делают это филигранно! Сегодня меня уже раскрутили на секатор, хотя я специально купил его для наших соседей! Меня полвагона электрички уговаривали такой не покупать, рассказывали, что он ломается в руках и ещё прищемить пальцы может.

– Ты поэтому его и купил? – догадалась Лиза.

– Именно! Я решил, что это будет совсем небольшим возмездием за несколько предыдущих, канувших на соседском участке! Правда, попутчики в электричке, узнав, зачем я это покупаю, ещё посоветовали финалгоном ручки секатору намазать! У нас почему-то таких халявщиков не любят!

– Могу себе представить… – кивнула Лиза. – Хорошо, что они на сегодня уже отстрелялись!

– Почему ты так решила? – удивился Андрей.

– Ну, как же… Секатор-то сломают и затаятся.

– Нееее, ну, что ты! Тем более, что я сдуру проболтался, что у нас гости будут. Пилипенко точно придут со своим мумифицированным печеньем! Ну, что ты так удивилась? Сколько я себя помню, они в гости ходят с одной и той же тарелкой с древним-предревним печеньем! Мы как-то с соседями поспорили, меняют они его или нет. Как мне кажется – не меняют!

При слове «печенье» псы на заднем сидении насторожились и переглянулись.

Лиза покачала головой. – Ой, тогда моих крокодильчиков будет лучше где-нибудь в комнате закрыть. Они гостей любят. Только гости не сразу понимают, в каком именно виде их любят. Некоторые думают, что в гастрономическом!

– Вот и замечательно, Лизок! Просто отлично! Мои родители будут счастливы, если всё семейство Пилипенко решит, что они для булек – украшение стола и лучший деликатес. Мы хоть посидим спокойно!

Лиза понадеялась, что соседи всё-таки не придут, и что Андрей немного преувеличил, но была в корне неправа!

Знакомство с родителями жениха в присутствии двух широко улыбающихся бультерьерских морд – это новое слово в общении поколений! Но, как это ни странно, хозяев не смутили незапланированные четвероногие гости, и им даже удалось убедить Лизу, что ничего такого страшного не произошло. Напротив.

– Лизонька, вы себе не представляете, как я рад, что вы приехали к нам с такими чудными псами! – Виктор Иванович потирал руки, предвкушая визит соседей. – Они нам очень, очень нравятся! – отец Андрея довольно косился на белых бультерьеров.

Крок ухмылялся во всю пасть и выглядел ночным кошмаром впечатлительных граждан, насмотревшихся телевизионных ужастиков, а Дил умильно покачивался из стороны в сторону перед хозяйкой дома. Покачивания проистекали от активных виляний хвостом.

– Дил! Не выпрашивай ничего! Вот невоспитанный пёс! – прошипела Лиза.

– Он не выпрашивает, а знакомится! – Ирине девушка понравилась, собаки тоже, она разулыбалась и увела Лизу в сопровождении собак в дом – устраиваться.

Илья Пилипенко собрался подрезать кусты. Взял новенький соседский секатор, щелкнул им несколько веток, порадовался, что не надо тупить свой собственный, честно выцыганенный у того же Андрея в прошлом году, и ошеломленно уставился на обломки ручки – всё, что осталось от соседского садового инвентаря. Остальная часть секатора тоскливо завязла в смородиновой ветке.

– Не, мам, ну, ты ж глянь! – с досадой прокомментировал он. – Чего Андрюха такую фигню купил??– Дешевка какая-то, наверное! – осуждающе покачал он головой. – Что за люди! Купят какую-то ерунду и радуются!

– Ой, и не говори! Вот твой отец всегда говорил, что мы не такие богатые, чтобы покупать дешевое! – с гордостью произнесла Тамара Пилипенко.

– Ма, а чего ужинать-то будем? – поинтересовался Илья. – Или мы в гости?

– В гости, конечно! Вона как шашлычками-то запахло! – принюхалась Тамара. – Печенье возьмём и пойдём!

Закаменевшее древнее-предревнее печенье на исторической «гостевой» тарелочке было торжественно извлечено из шкафа, и семья Пилипенко выдвинулась к соседям – на ужин!

Крок и Дил обходили участок, сопровождая Лизу и Ирину, которая решила поближе познакомиться с будущей невесткой, пока мужчины возились с шашлыками.

– Тут у нас коричные яблоньки, а там – антоновка. Тут, осторожнее, крыжовник! Он вроде как невинный и безмятежный, но колючки с полпальца, смотри, чтобы собаки не полезли, оцарапает! Вот – сортовая красная смородина… Вы жениться когда собираетесь?

Лиза улыбнулась. Мама Андрея ей понравилась. Ну, как, скажите на милость, может не понравится женщина, которая, не моргнув глазом принимает двух малознакомых, но жизнерадостных бультерьеров как родных?!

– Андрей говорит, что к следующему году... – начала Лиза и замолчала, потому что от забора, выходящего на улицу, донеслись радостные голоса:

– Соседииии! Соседиии! Открывайте! Мы к вам в гости пришли, чайку выпить…

В школьных задачниках по математике есть такие задачки: «Из пункта А в пункт Б выехал поезд. Навстречу ему из пункта Б в пункт А направился грузовик…»

Данные задачи могут различаться, вопросы тоже, но неизменно одно – встреча уже предрешена! Именно так в этот весенний вечер и была предрешена встреча двух довольных жизнью белоснежных бультерьеров и одной очень предприимчивой семьи Пилипенко. Фатум, рок или просто «сколько верёвочке не виться…», но стук незваных гостей в калитку заставил Крока и Дила ухмыльнуться, сразу же сделав их похожими на крокодилов натуральных, и неспешно, вразвалку проследовать к источнику шума и крика.

– Ой, их же лучше в дом…

– Они кусаются? – удивилась Ирина.

– Без команды – нет… Ну, или если на меня кто-то кинется… Только они, даже если ничего не делают, напугать могут!

– Вот и замечательно! У нас это уже лет двадцать не получается, что только не пробовали! Муж когда-то даже физиономию набил соседу. Но и это не помогло – на следующий же день он опять жизнерадостно пришёл в гости! Так что не переживай, мы только рады будем, если пёсики порезвятся…

Тамара и Илья Пилипенко привычно переминались под забором, время от времени принимаясь вопить про чай, когда калитка скрипнула и открылась.

– Мы это… Чайку выпить. Чай-то с хорошими людьми так хорошо пьётся! – завелась Тамара.

– Понятное дело! Правда, у нас гости! – хмуро сообщил Андрей.

– И ничего, мы же не помешаем! – кротко заулыбались соседи. – Мы ж только чайку… Ой, а у вас шашлычки есть, как пахнууут! Вкусные, наверное…

Они уверенно и привычно прошли на соседский участок, безошибочно определили, где накрыт стол и проследовали в беседку.

Но на полдороге туда Илью посетило странное свербящее ощущение. Словно кто-то очень пристально и не очень доброжелательно разглядывает его организм. Своим ощущениям Илья привык доверять, оглянулся, и…

– Аааааааа!!! – короткий вопль заставил хозяев участка, Лизу и старшую Пилипенко обернуться.

– Иииииии!!! – присоединилась к вою сына Тамара. – Собакииии-убиииийййцыыыы!

Ни разу в жизни бультерьеры так не удивлялись. Крок и Дил переглянулись, потрясли ушами, избавляясь от залетевших туда лишних звуковых волн и решительно, лапа к лапе шагнули вперёд. По их мнению, ходить в гости, когда тебе не рады – нехорошо. Выпрашивать что-то, если ты не собака и у тебя нет собачье-умильных глаз – неправильно. А это значит, что таких нехорошо-неправильных людей надо держать подальше от хозяйки и тех, кто ей нравится.

– Ууууубериииитееее! – завопила Тамара, швыряя в Крока тарелку с окаменелостями, тарелка была поймана в воздухе, перекушена с неприятным хрустом, и аккуратно уложена к ногам. Маленькие глазки собак не отрывались от гостей, словно высматривая, а куда бы повкуснее цапнуть это редкостное блюдо.

– Да что вы так переживаете, соседушки? Это собаки Андрюшиной невесты. Теперь она часто будет к нам приезжать. Правда, Лизонька?

– Да, с удовольствием! – подтвердила Лиза, глядя, как непрошенные гости пятятся к забору.

– А вы на чай уже не останетесь? Как жаль, как жаль… Да, только выход не там! Лиз, скажи мальчикам, чтобы пропустили! – хохотнул Андрей.

Лиза и говорить не стала – незачем. Они свистнула и указала на объекты, которые требовалось бережно проводить на выход.

– Хорошо работают, а? – восхитился Виктор Иванович. – Красиво прямо! Ээй, соседиии! Так мы завтра пойдём с собачками гулять, и к вам зайдём, а то у вас уже столько нашего инвентаря скопилось, что нам уж просто неудобно столько места у вас занимать! Вы ж не забудьте!

Он только головой покачал, когда соседи исчезли за забором: – Надо же, как всё сразу хорошо поняли... Никакие слова не действуют, а пара бультерьеров – и сразу всё дошло!

Негромкое утробное урчание бультерьеров преследовало Пилипенко до самого их дома, хотя собаки и не думали за ними гнаться. Они дружно вернулись к уютной беседке, увитой виноградными лозами, правда по пути им попались странные штуки, формой похожие на печенья… Ни Крок, ни Дил так и не осмелились ЭТО попробовать. Они оба крепко подозревали, что у людей, которые от них так поспешно убежали, ничего хорошего СВОЕГО просто нет. И не потому, что они ничего не имеют, а потому, что чужое им кажется значительно лучше. От такого отношения всё, что принадлежит непосредственно этим людям, обижается и портится! Так что приличным собакам к любителям этой странной штуки под названием «халява» и подходить-то слишком близко не стоит – вредно потому как!