Навигация Форума
Вы должны войти, чтобы создавать сообщения и темы.

Глава 33. Тихая, совсем тихая свадьба

Предыдущая часть

Алёна только что побеседовала с мамой и была из-за этого в расстройстве. Мама злилась из-за недавних событий, из-за того, что всё идёт не так, как она хотела, из-за Светланы, короче говоря, разговор превратился в сплошной скандал.

– И не мечтай даже! На свадьбу с этим проходимцем я не приду! И Света тоже! Ноги нашей там не будет! – вдали на бэках слышен был голос Светланы, которая, радуясь, что ругают не её за грязь, а сестрицу за всё остальное, тоже отчётливо кричала про то, что на свадьбу ни за что не пойдёт! – И приглашения не шли! – последний залп был выпущен и мама закончила разговор.

– Вот и поговорили... – вздыхала Алёна.

– Ты что? Плачешь? – Павел Алёну в слезах видел крайне редко и даже испугался. А когда услышал причину, только плечами пожал. – Милая, ну что мы можем поделать? Такой характер поперечный, да и ладно! Ты мне вот что скажи, ты пышную свадьбу хочешь?

– Нет, совсем не хочу. Зачем мне? А, может, ты хочешь?

– Вот уж нет! – облегченно замотал головой Павел. – Тем более, что у нас есть засада из моих родственников, которые жаждут приехать и осчастливить нас своим присутствием. Аж с Кнуром во главе!

– А кто у нас Кнур? – Алёна вытерла глаза и улыбнулась, выслушав Пашины объяснения. – Знаешь, давай распишемся и просто порадуемся с теми, кто нас любит и кого любим мы! Вот прямо тут, на даче!

– Давай! Для меня это вообще самое приятное, что я мог себе представить! – Павел на свадьбы ходить не любил, зато Лара обожала, и ему пришлось присутствовать на диком количестве пышных шоу, устроители которых норовили перещеголять друг друга. Его первая свадьба тоже была из серии «порвали три баяна», но в облагорожено-гламурном виде. При воспоминании о том дне его тянуло выпить и не закусывать, чтобы забыться! – Заявление подаём и тихо женимся, если твоя мама с сестрицей не передумают, значит, и без них обойдёмся! А я как раз через недельку кузину привезу из Владимира, Лёхину маму, все решим с документами и оформлением парня, заодно и объясню, что мы просто расписываемся и всё. Пикнуть не посмеет! Побоится, что передумаем с Лёшкой.

Месяц выдался очень насыщенный и делами, и хлопотами. Каким-то чудом получилось закончить с оформлением квартир и переездом. Сосед-алкоголик переехал вообще за один день, оставив после себя весьма запущенную территорию.

– Да, революция начинается! – Матильда Романовна стояла посреди разгромленной квартиры, которая предназначалась ей, и в восторге потирала руки.

– А почему революция? – Лёха, после отъезда матери и его устройства на постоянное место жительства, перестал пугаться, что что-то непременно приключится и всё сорвётся, наконец-то став самим собой – активным и любопытным.

– Потому что между ремонтом и революцией есть много общего! Например, есть у революции начало, нет у революции конца! – рассмеялась Матильда. – Обожаю ремонты!

– Оооо, зато я ненавижу! – пробурчал Павел и на цыпочках удалился, оставив их фантазировать, что и как они хотят сделать. – Как только у неё плохое настроение она или перестановку делает, или ремонт! – жаловался он Алёне.

– Куда-то же надо энергию девать, вот и занимается, что ты так расстраиваешься! – смеялась Алёна.

– Мне раньше казалось, что матушка телекинезом владеет. Прихожу к ней, всё нормально. Через неделю приезжаю – уже всё по-другому! Нормальные люди носки ищут, а я шкаф, где носки лежат!

Марина Сергеевна только посмеивалась. Квартира, куда она должна была въехать, стояла пустая, и там до перевозки мебели и вещей Марины, нужно было только немного освежить потолок и переклеить обои, что и было сделано в кратчайшие сроки под присмотром Матильды Романовны.

– Ты просто не осознаёшь, как тебе повезло, Пашенька! Матильда всего лишь два часа постояла над душой у бригадира, и они начали работать как толпа муравьёв...

– Ага, только бы мама к ним больше не подходила? Правильно? Её коронная угроза: «А то вот я скоро опять приду!»

– Ну, примерно так... – призналась Марина Сергеевна, которая ремонты не переносила абсолютно, и была счастлива, что отделалась малой кровью. – Алёна, ты отцу звонила? Он на свадьбу сможет вырваться?

– Да, обещал прорваться сквозь все заслоны и преграды! – кивнула Алёна. Хотелось бы, конечно, чтобы мама сменила гнев на милость, но пока так не получалось.

Не получилось бы и вовсе, если бы не очередной фортель Светланы. Людмила извелась от гнева и раздражения и, в конце концов, позвонила маме пожаловаться на старшую дочь.

– Представляешь? Её же зацепило, что Лена замуж выходит, так она собралась привести своего друга с нами познакомиться, в надежде, что он ей тоже срочно предложение сделает, но для этого я должна всё вычистить. Дескать, неловко вести мужчину в такой бардак!

– Нет, не представляю, я в шоке! А почему она не может вас в ресторане познакомить, она же так любит эти заведения?

– Потому что он не понимает, почему он ни разу у неё дома не был. Что-то начал подозревать, похоже! Она у него регулярно остаётся, и я уточнила, никогда ничего там не делает, даже тарелки в посудомойку не ставит. Вроде как принципиально. А он приглашения даже чай попить не заслужил. Вот и удивляется человек.

– И что же ты делать будешь? – заинтересованно уточнила Марина у дочери.

– Уеду за город! Колено уже гораздо лучше. Так что это будет разумно. А она тут пусть что хочет, то и делает!

– А свадьба у Алёны? Так и не приедешь?

Молчание в трубке сопровождалось активной внутренней борьбой. С одной стороны, она вроде как обижена, хотя... Если подумать, то ей-то кроме змей ничего плохого не сделали, и это вовсе не Лена, а какой-то гостящий на даче мальчишка. С другой стороны, дочка замуж выходит! Да, пусть не та, о которой она думала. Но, не каждый же день такое событие! А она-то и жениха толком не рассмотрела. А любопытно же, аж жуть!

– Ты мне расскажи, что там за жених? Света говорит, что прощелыга?

Через час Людмила приняла твердокаменное решение на свадьбу младшей дочери ехать! Муж был доволен, правда, разумно умолчал о том, что сам бы и без неё туда отправился. Зато Света среагировала громко:

– Чтооооо? Да как ты можешь? Меня, значит, в беде бросаешь, а к ней на свадьбу?

– Не в беде вовсе даже, а в грязи! – подсказал опешившей супруге муж.

– Точно! Где ты тут беду увидела? Тряпку в руки, пылесос в зубы и вперёд! – Людмила скандалить умела не хуже дочурки, ибо стаж и опыт в этом занятии у неё были всё-таки побольше! – На свадьбу мы с отцом едем, а ты – как хочешь!

– Тихая свадьба – это так романтично! – прокомментировала Матильда Романовна, топот от промчавшейся мимо Мышки и догонявших её псов. – А чего это они бегают?

– Мышь опять что-то уволокла! – прокомментировал Лёха, присмотрелся и отправился на подмогу собакам.

– А хорошо вышло! – Марина Сергеевна с удовольствием оглядывала срочно выстроенную беседку, точно как она мечтала, а к ней были пристроены шатры и приготовлено угощение.

От машин торопились молодожены, родители Алёны, и гости. Сосед Фёдор нёс последние стулья в шатры, его жена критично осматривала свои пироги и ревниво присматривалась к покупным тортам, решая, что вкуснее. Короче говоря, свадебное торжество шло по плану, аккуратно вычерченному на очередной миллиметровой бумаге. И тут дамы одновременно переглянулись и нервно воскликнули:

– А где Мышь? И что она уволокла?

– Где-где... Тут! – Урс внятно гавкнуть не мог, потому что придерживал Мышку, рвущуюся на столы за шкирку. За него гавкнул Бэк.

– Фууух. Главное-то что? Чтобы она не украла подарки, а самое главное, наше фамильное кольцо, и не размела блюда на столах. Кольцо мы с тобой проконтролировали, так что остальное уже проще, – успокоенно кивнула Матильда.

– Они проконтролировали... А кто ловил эту пройду с коробочкой в зубах в малиннике, в саду, в лесочке? – вздохнул Урс сквозь зубы.

– В ежевике и в гараже... – продолжил Бэк, который нёс ночную вахту. – А только что и вовсе на заборе! Едва недопёсок успел из зубов штучку достать!

– Нигде от них покоя нет! Ну, ладно, я потом коробочку найду... Подумаешь... Поиграть уже нельзя! Я щенок или не щенок? – возмущалась Мышка. – Замучили! Туда не ходи, то не кради! Какая-то совершенно собачья жизнь с этими псами!

– Ээээ, а это вот кому отдать? – Лёха раскрыл ладонь, на которой лежала небольшая бархатная коробочка.

– Ой! – Матильда побледнела, схватила коробочку, открыла крышку и облегченно расцеловала Лёху. – Ты – золото и сокровище! Вот был бы номер, если бы кольцо пропало! – она показала содержимое коробочки подруге и Лёхе. На чёрном бархате переливалось потрясающей красоты бриллиантовое кольцо. – Да как же она коробочку-то достала из закрытого шкафа?!

– Как-как... Долго ли умеючи для приличной-то собаки! – подумала молчаливая, но очень упорная кошка Мышь, провожая взглядом коробочку, страшно ей приглянувшуюся. – Взяли и отняли! Законную добычу! Ладно-ладно...

Празднование закончилось глубокой ночью. Уже уехали гости, а мама Алёны, всю церемонию сдерживаемая мужем, а потом собственной матушкой, и с великим сожалением наступившая на горло своей песне, сделала вид, что смирилась с зятем. По крайней мере, на прощелыгу он был действительно не похож. Ей очень хотелось внести свою лепту в праздник, но в глазах Марины Сергеевны читалось такое явственное обещание неминучей расплаты, а сватья со странным именем Матильда так мило и плотоядно улыбалась, что Людмила сдержалась. В конец-то концов, у неё еще столько времени впереди! Ещё всё выскажет и не по одному разу! Поэтому, после отъезда гостей, она сухо поздравила зятя, окинув его пристальным и многообещающим взглядом, легонько поцеловала Алёну и ушла отдыхать в гостевую комнату на втором этаже, а во сне видела, что её старшая дочь выходит замуж за английского принца Гарри, предварительно выкинув из его жизни уже имеющуюся жену. Королева встречает Светлану аплодисментами, а она сама весело болтает с принцем Чарльзом, прислушиваясь к странным звукам, которые издают шотландские волынки и объединенный хор верхней палаты лордов.

Звуки действительно были, это отец Алёны вместе с соседом Фёдором спели почти весь известный им репертуар застольных песен. А потом перешли к решению насущных философских проблем.

– Ты меня понимашь? – уточнял отец Алёны. – Вот ты, ты ж понимашь?

– Одноззззначно! – соглашался Фёдор – Выпьем за это? – интересовался он у приятеля. – А ты хто?

– Оооооотец! – Алёнин отец это помнил точно.

– Аааа! А чей? – Фёдор любил научный подход в любом деле.

– Ихний! – на уточнения не было сил.

– Ззззамётано! Выпьем зззза это! – приятный диалог проходил в тёплой и дружественной атмосфере, благо Фёдор не видел мрачных взглядов собственной супруги, помогавшей убирать блюда со столов.

Лёха страшно хотел пустить пару фейерверков и по этому поводу ходил и подлизывался к Матильде Романовне. Получив разрешение, он тут же помчался их запускать, потому что установил всё заранее в стратегически важных местах участка.

Сама Матильда Романовна, переглянувшись с подругой, обняла Алёну и вручила ей коробочку. – Открой, это тебе подарок. Наше фамильное кольцо!

Алёна ахнула, увидев кольцо, достала его и с восхищением рассматривала, даже не решаясь сразу надеть. Павел улыбался, Марина Сергеевна вытирала глаза. А в это время Мышка, одним длинным и безукоризненным прыжком взвившись над краем стола, цапнула пустую, но такую вожделенную коробочку и рванула в кусты, за ней кинулся Бэк, тут же что-то сильно грохнуло, и взвились в небо искры Лёхиных фейерверков.

– Спассссите!!! – Мышка, выплюнув коробочку, кинулась на шею Бэка, вцепилась всеми когтями и взвыла от ужаса, решив, что её настигла заслуженная кара за непослушание собачьим правилам.

– Сниииимиииите!!! – выл короткошерстный Бэк, который рядом с хозяином взрывов не боялся, хотя их и не любил, но был прилично оцарапан перепуганной Мышкой.

– Ошалеть! – с восторгом комментировал получившееся действо Лёха.

– И не говори! Спорим, ну ни у кого такой свадьбы не было! – расхохотался Павел, одной рукой снимая с загривка пса Мышку, а другой заворачивая её в кухонное полотенце. – Лёх, забери ты это чудовище в дом! Интересно, а почему это Урс совсем ничего не испугался? Ни взрывов, ни воя, ни мява?

Урс только фыркнул насмешливо. Он-то точно знал, чувствовал, что это просто забава, ничего страшного тут нет! Ведь здесь находится он! И он будет стараться изо всех сил, только бы не подпустить к своей хозяйке опасности, угрозы, и расстройства! Пусть ходят где-нибудь подальше от неё! Ведь он – Урс, пёс из породы хранителей!

 

Конец первой книги