Навигация Форума
Вы должны войти, чтобы создавать сообщения и темы.

Глава 33. Всё ещё проще

Предыдущая часть

Что может быть лучше дачи в мае? Только дача, где уже посажена картошка, вспахан огород, а в теплицах зеленеет редиска, укроп и салат.

 – Да чё там... Мы всегда Петру садили... Вы ж нам за присмотр платите, так мы и себе и вам всё распахали и уже того... – гудел довольный восхищением соседок Фёдор. – А Люба уже в теплицах зелень вырастила и редиску.

Рядом с ним крутилась довольная Чара, периодически вкладывая ему в ладонь свой холодный и мокрый нос, так, для порядка, чтобы хозяин не забыл, что она рядом.

Алёну отправили в гамак, который для неё повесил Павел, она там наслаждалась жизнью и Тенью, смешно посапывающей на её руке.

 – Я съезжу на озеро? – Лёха вывел велик из гаража и уже практически поехал, но выяснилось, что надо срочно открывать ворота для машины Ивана. – Ну, теперь-то можно?

 – Стоять! Сначала ответь мне, какую засаду и где ты мне приготовил? – Cвета с опаской глянула на дом и поёжилась.

 – Да вы меня за кого принимаете? – натурально обиделся Лёха. – Я своим не гажу!

Он выехал за ворота, недоуменно пожимая плечами, и удивляясь, как некоторые взрослые ничего не понимают в жизни. Хотя и не только взрослые! Вон, взять, к примеру, их класс. Нормальных-то людей всего-ничего оказалось. Он сам, Андрюха – друг закадычный и, смешно сказать... Девчонка! Маринка... Кому сказать, что он с девчонкой дружит! С ума сойти можно! А ведь классная! Когда паразитка Лапина попыталась и на неё надавить, да бойкот ей объявить, Маринка не растерялась и не струсила, а так отшила эту Вику, что та только глазами хлопала.

 – Не лезь в чужие дела, займись своими! А то прям времени на себя не хватает, вся в заботах об окружающих! – припечатала её Маринка, и в классе радостно рассмеялись, потому что эта командирша уже достала всех!

Лёха крутил педали, ехал по обочине, поросшей яркой, ещё не запыленной травой, наслаждался весной, свежим, хоть и прохладным ветерком, возможностью делать, что хочется!

А в доме Света, несколько успокоенная обещанием Ленкиного племянничка по мужу, как она для себя определила Лёху, шла открывать шкаф. И так необычно она это делала, что Иван заинтересовался:

 – Свет, а чем ты занимаешься, если не секрет?

 – Ищу. Ну, не то чтобы ищу, а готовлюсь к минам-ловушкам. Это, знаешь ли, инстинктивно получается, когда на тебя выпрыгивают всякие гады, начиная с сороконожек и заканчивая тараканами, из шкафа вылетает кошка, а в вещах находятся редкой пакостности штуки!

Света рассказала о Лёхиных проделках, правда, честно признала, что повод для них у паренька был.

 – Это он так за Ленку заступался. Мы тогда с ней мммм... Не ладили, вот он и пытался её защитить. Преуспел, надо сказать. А я вот теперь боюсь шкаф открывать, хотя он мне и сказал, что своим не пакостничает. Слушай, а ведь приятно, да? Ну, быть своими!

 – Очень! И давай я шкаф открою, и если так кто-то сидит, приму удар на себя, – рассмеялся Иван, отодвигая Свету от шкафа и распахивая его. – Но мне кажется, что Лёха – парень правильный, и раз уж сказал, что не будет вредничать, то можешь выдыхать!

Шашлыки жарили на всю семью и на Федора с Любой. На участке крутились собаки, ошалевшие от весны, травки, немыслимо приятных запахов.

Блэк был на даче первый раз и Кася, как дама опытная, учила его, что вот тут иногда можно найти очень вкусную мышь! Ничейную! Главное, почаще место проверять, чтобы мышь не нашел кто-то другой! Блэк, выслушав важную информацию, попросту лёг на важное мышино-урожайное место и проверял его ежёсекундно.

Мышь и Аля поначалу возились в доме. Надо же было всё проверить, а вдруг мыши завелись, или крысы? А вдруг прибавилось пауков? Но крыс не было и в помине, мыши шуршали в гараже, пауки быстренько эвакуировались и только сверчки шуршали за печкой, внося некоторый диссонанс в весеннее настроение.

 – Чего бы им так зимой не шуршать? Это когда снег правильно и хорошо! – недоумевала Марина.

Мышка попыталась поохотиться за сверчками, но безуспешно, обиделась на них, и решила отправиться на поиски приключений.

 – Мышь, ну, ведь нельзя. Ты же знаешь! Ругаться будут, – благоразумная Аля вообще старалась от дома далеко не уходить. Максимум метров пять, и сразу назад!

 – Ты совершенная трусиха! – важно заявила Мышь, подняла хвост трубой и важно вышла на крыльцо.

 – И куда это ты намылилась? – Урс с интересом ожидал ответ от предприимчивой кошечки.

 – Гулять!

 – Да что ты говоришь? Прямо-таки гулять? А то, что тебе велели не уходить, тебя не смущает?

 – Нет! – Мышка сделала попытку поднырнуть сбоку, была тут же изловлена Урсом, и позорно, как котёнок, возвращена в дом. Следующую попытку смыться она осуществила из окна со стороны улицы, и была возвращена на место Бэком. Дальше она вполне логично решила прощемиться из окна со стороны огорода. Кася, оставленная там на посту, тихо тявкнула, и Урс одним великолепным прыжком изловил Мышку и опять вернул её в дом.

 – Невероятно! – Иван ещё не видел, как собаки работают в коллективе, и только восхищенно хмыкал, не забывая нанизывать мясо на шампуры.

 – Да, на это можно смотреть как на огонь, воду и чужую работу! – Павел следил за мангалом и получалось, что наблюдает и за огнём тоже.

Суета и шум разбудили Теньку, она сонно заморгала, уставилась в лицо хозяйке, но та крепко спала, укрывшись пледом. Тень выбралась из-под его мягкой и невесомой уютности, и решила немного прогуляться и посмотреть, а что делают остальные?

Понаблюдала за суетой вокруг Мыши, принюхалась к запаху шашлыков, зажмурилась от удовольствия, а потом увидала... Нет, она даже не знала, как назвать это создание. Птица, да, но такая... Большая, важная, яркая черно-белая. Ходит по площадке около гаража, никого не опасаясь.

 – Курица, наверное! – решила Тенька и задумала поохотиться на курицу, и потом с гордостью пригнать свою добычу в семью и доказать всем-всем, что она не просто так Тень! А целый настоящий и серьёзный куролов!

Она выпрыгнула из гамака, прокралась, как ей казалось, совершенно незаметно, к курице и только хотела её схватить за хвост, как эта наглая птица взлетела!

Тень никогда не видела летающих кур, и немедленно последовала за этой уникальной птицей! К воротам, в небольшую щель под ними, налево вдоль забора, вдоль длинных-длинных заборов, и дальше, дальше.

Птица словно поддразнивала её. То подпускала совсем близко, то взлетала, дразнила, уводила и запутывала.

 – Паш, а где Тенька? – Алёна сонно тёрла глаза. – Я уснула, и она была со мной, а теперь нету...

Павел, Иван и Света переглянулись. – Тени тут и не было. Собаки ловят Мышь, все заняты, протянула растеряно Света.

 – Так, спокойно! Мы сейчас Урса позовём, и он её тут же найдёт! Только не волнуйся! – тут же запереживал за жену Павел.

Урс, которому Алёна велела найти Теньку, тут же выплюнул изловленную в сто восьмидесятый раз Мышь, и поведя носом, ринулся на поиски. К ужасу Алёны, он показал на закрытые ворота, просунув нос в щель под ними.

 – Открой ворота, скорее! – попросила Алёна, и Павел, выпустив Урса, рванул за ним.

Уставшая и измученная Тень поняла, что заблудилась! То есть она совсем-совсем не помнила, откуда она пришла, наследила вокруг так, что разобраться в запахах, как её учил Урс уже тоже не могла. И это ещё не всё! Вредная курица, которая так далеко её увела, вдруг подлетела совсем близко и попыталась её клюнуть.

 – Ой, ой, какой клюв! – сообразила Тенька, едва отдёргивая носишко. – Ты что? Что тебе надо?

 – Еда! – откровенно ответила сорока.

 – Собак не едят! – уверенно заявила Тенька.

 – Таких маленьких и глупеньких – запросто! – сорока склонила голову и посмотрела на неё одним круглым хитрым глазом. Потом повернула голову и рассмотрела Тень получше – вторым глазом. И уже успокоившись и окончательно определившись, заявила, – Точно едят! По крайней мере, я сейчас попробую!

Истошный визг Теньки, которая, будучи в шоке от такой мерзкой курицы, улепётывала со всех своих ног, сороку смутил, но только поначалу. Она легко взлетела и собиралась напасть на дичь сверху, но тут же оказалась в очень уязвимом положении сама, потому что, с одной стороны, объект охоты подхватил какой-то мальчишка, а на неё саму ринулся, летящий немыслимо огромными прыжками большущий пёс.

Сорока, лишившись половины своего хвоста, изрядной части самоуверенности, равно как и убеждения, что сороки собак едят, едва вырвалась и улетела на ближайшую березу, откуда начала осыпать своих противников отборной сорочьей руганью.

Тень колотилась так, что Лёха, так удачно возвращающийся с озера, едва её удерживал. В конце концов, он попросту запихал её за пазуху и шел навстречу дядьке, ведя велосипед за руль и утешая всхлипывающую Теньку.

 – Урс полхвоста вырвал сороке, которая нашу Тень гоняла и чуть не заклевала! – доложил он. И объяснил: – Я ехал с озера, услышал, как щенок какой-то верещит, свернул сюда, а тут нашу Теньку обижают! Правда, если честно, Урс и сам отлично справился!

 – Да где же я справился, если постыдно упустил эту непослуху! Недоглядел и не унюхал! – расстраивался Урс.

 – Я думала... Думала, что это куууурицаааа! – всхлипывала и длинно вздыхала маленькая и ещё такая глупенькая Тень.

 – Сама ты курица! – печалился Урс, пока Павел звонил Алёне и рассказывал, что всё хорошо и щенка они нашли. – Из-за тебя хозяйка испугалась!

 – Я не курица... Я цып... Цыплёнок! – скулила Тень.

 – Ну, всё хорошо, что хорошо кончается! – резюмировала Матильда Романовна, оценив состояние невестки. – Алёна, бери эту животинку и иди её стирать. Заодно и сама успокоишься и ей слёзы смоешь, а то вон, вся мордаха залита! – Тень действительно умела плакать. Настоящие солёные слёзы текут из глаз всякий раз, стоит ей только расстроиться всерьёз.

 – Паш, иди спасай шашлыки, а то там один Иван зашивается. Света, неси огурцы! Марин, давай мы с тобой выпьем валокординчику и пойдём праздновать. Повод-то роскошный!

 – Давай, дорогая! Лёш, заложи ты ту щель доской и прижми кирпичами! У меня нервы не купленные, чтобы их так разбазаривать! – Марина с опытностью отличного стрелка, изловила мимопролетающую из окна Мышку, вручила её Бэку и велела отнести на второй этаж.

 – Закроем её там в комнате, раз делает вид, что слов не понимает! – решила она.

Беседка, в которой собрались люди, да не просто люди, а такие, которым друг с другом по-настоящему тепло и хорошо, напоминала какой-то сказочный шатёр. Фёдор приволок огромный противень с Любиными пирогами, сама Люба пришла с особоценной наливкой, которая так отлично компоновалась с валокордином, что дамы развеселились окончательно! Лёха пристроил себе за ухо сорочьи полхвоста и дразнил Блэка, восхищенного таким креативным решением. Кася деликатно выпрашивала кусочки, и делала это так активно, что даже почти забыла проверить в очередной раз тот самый куст, где появляются мыши на десерт...

Тень, уже полностью успокоенная и накормленная, лежала под полой Алёниной куртки, накинутой по случаю прохладного ветерка. Павел, Иван и Фёдор завели какой-то высокотехничный спор о преимуществах и недостатках дизельных двигателей, а Бэк их до смешного внимательно слушал, переводя взгляд с одного на другого и иногда наклоняя голову на бок, для лучшего понимания. А сама Алёна гладила Урса.

 – Знаешь, как я рада, что мы вместе и у нас всё так спокойно?

 – Знаю! Особенно после того, когда всё было караул как не спокойно! – фыркнула Света. – Кась, ты лопнешь! Вот серьёзно тебе говорю! Лопнешь!

 – Неее, не бойся я растягиваюсь! Ну, дай ещё кусочек! – Кася умильно помахала лапками в воздухе.

 – А ведь прошло-то всего пять месяцев с того момента, как ты Касю нашла, – вдруг сообразила Алёна.

 – Да, я тоже сегодня вспоминала. Странное дело это время... То тянется как бесконечная серая бессмысленная резиновая лента, а то, так фррррр и полетело на тебя что-то такое яркое, и такое... живое что ли... И радостно и страшновато местами и слёзы и смех, и... – она оглянулась на Ивана. – И вот это тоже. Всё это... Поразительно просто!

Дамы, делающие вид, что увлеклись дегустацией наливки, понимающе улыбнулись друг другу. – А ведь хорошо ты за неё тогда помолилась, дорогая моя. Изо всех сил, и от всей души! Услышали тебя! – Матильда подняла крохотную рюмочку, и посмотрела сквозь неё на свет. – Девочка-то описывает не что иное, как жизнь. Такую, когда человек именно что живет, а не мечется в поисках престижа, лишних, и по большому счёту, не нужных огромных денег, крутости или прочих гремящих побрякушек. Настоящую.

Урс положил тяжеленную голову на колени хозяйки. Он слышал эти слова и прикрыл глаза, стараясь их запомнить, но они всё равно не удерживались в его голове. Люди так много говорят... Всё проще – ты любишь и любят тебя. Этого вполне достаточно для настоящей жизни. Ну, по крайней мере, с точки зрения пса из породы хранителей!

 

Конец третьей книги.